Р.Л.Стайн Ужастики.Смертельное фото

Ужастики.Смертельное Фото

Рассказ Роберта Лоуренса Стайна из серии книг для детей Ужастики — Смертельное фото. Ужастики для детей были популярны в девяностых годах и каждый уважающий себя школьник должен был иметь хотя бы одну книжку с рассказами в жанре ужасов.Итак если ностальгия по ужастикам и ужасным рассказам на вас ненахлынула просьба под кат.

— В Питс-Лэндинг просто нечего делать, — пожаловался Майкл Варнен, засовывая руки в карманы выцветших джинсовых шорт.

— Ага. Питс-Лэндинг — настоящая дыра, — согласился Грег Бэнкс.

Даг Артур и Шери Уолкер выразили согласие невнятным бормотанием.

«Питс-Лэндинг — настоящая дыра». По мнению Грега и его друзей, эти слова как нельзя лучше описывали место, где они живут, хотя, по правде, Питс-Лэндинг ничем не уступал тысячам других маленьких городков с их тихими улочками, тенистыми лужайками и уютными домами.

Но так получилось, что этим погожим осенним днем четверо друзей бесцельно слонялись у дома Грега, поддавая ногами камушки на дорожке и гадая, чем бы себя развлечь.

— Айда в магазинчик Гровера, может, пришли новые комиксы? — предложил Даг.

— У нас же нет денег, Цыпа, — напомнил ему Грег.

Все называли Дага Цыпой, или Пернатым, потому что он сильно смахивал на птицу. Еще

больше ему подошла бы кличка Аист — он обычно вышагивал, высоко задирая худые длинные ноги. Под густой шапкой каштановых волос, к которым редко прикасалась расческа, сверкали маленькие «птичьи» глазки, а длинный нос напоминал клюв. Дагу не нравилась его кличка, но он привык и не протестовал.

— Мы можем посмотреть на комиксы, — настаивал Даг.

— Пока Гровер на нас не разорется, — сказала Шери. Она надула щеки и прогундосила, удачно подражая неприятному владельцу магазинчика: — Так вы платите или как?

— Считает себя крутым, — хихикнул Грег, — а на самом деле такой болван.

— Мне кажется, скоро приходит новый выпуск «Тайных агентов», — напомнил Цыпа.

— Тебе стоит присоединиться к ним. — Грег шутливо толкнул друга локтем в бок. — Станешь Человеком-птицей. Вот будет здорово!

— Нам надо всем записаться в тайные агенты, — сказал Майкл. — У супергероев всегда есть чем заняться.

— Вот уж нет, — возразила Шери. — В Питс-Лэндинг им не с кем бороться.

— Разве что с крапивой, — предположил Цыпа. — В их компании он считался остряком.

Остальные рассмеялись. Они знали друг друга много лет. Родители Грега и Шери были лучшими друзьями, и к тому же их дома стояли бок о бок. Цыпа и Майкл жили в соседнем квартале.

— Может, поиграем в бейсбол? — предложил Майкл. — Смотаемся на стадион.

— Да ну, — протянула Шери. — Какая там игра вчетвером! — Она отбросила назад упавшую на лицо прядь волнистых темных волос. Сегодня на Шери была огромная желтая майка и ярко-зеленые леггинсы.

— Вдруг там будут другие ребята, — настаивал Майкл.

Он сел на корточки, зачерпнул ладошкой горсть камушков с дорожки и, растопырив пальцы, смотрел, как они падают вниз. У Майкла были коротко остриженные рыжие волосы, голубые глаза и веснушчатое лицо. Не толстяк, но и худышкой его бы никто не назвал.

— Точно, пошли на стадион, — уговаривал друзей Цыпа. — Мне нужно потренироваться. Через пару дней начинаются игры в Малой Лиге.

— Малая Лига? Осенью? — удивилась Шери.

— Это новые осенние соревнования. Первая игра во вторник после занятий, — объяснил Цыпа.

— Обязательно придем за тебя поболеть, — пообещал Грег.

— Посмотрим, как ты там мячи пробиваешь, — ехидно добавила Шери, которая обожала подкалывать Цыпу.

— Кем ты играешь? — спросил Грег.

— Запасным отбивающим, — хихикнул Майкл.

Но никто даже не засмеялся. Шутки Майкла редко пользовались успехом. Цыпа пожал плечами:

— Скорее всего, буду стоять на дальнем поле. А почему ты не записался в команду, Грег?

Грег — обладатель широких плеч и хорошо развитой мускулатуры — выглядел как настоящий спортсмен. У него была очень привлекательная внешность: белокурые волосы, яркие серо-зеленые глаза и широкая дружелюбная улыбка.

— Брат обещал записать меня, но забыл. — Грег скорчил гримасу.

— А где сейчас Терри? — поинтересовалась Шери. Она была по уши влюблена в старшего брата Грега.

— Он теперь подрабатывает после школы. В кафе-мороженом, — сообщил ей Грег.

— Рванули туда! — с энтузиазмом предложил Майкл.

— Забыл, что ли, у нас нет денег? — глухо сказал Цыпа.

— Терри даст нам мороженое бесплатно. — Майкл с надеждой посмотрел на Грега.

— Ага. Даст, догонит и еще добавит, — сказал Грег. — Ты же знаешь, какой он занудно честный.

— Тоска, — пожаловалась Шери. Она проводила глазами скачущего по лужайке воробья. — Невыносимо стоять и обсуждать, как нам скучно.

— Можно делать это сидя, — предложил

Цыпа, слегка скривив рот, как делал всегда, когда знал, что шутка не из лучших.

— Пойдем погуляем, или побегаем, или что-нибудь еще поделаем, — настаивала Шери.

Перебежав газон, она стала на бордюр тротуара и пошла по нему, покачивая руками, как канатоходец.

Остальные тут же последовали за ней и пристроились в цепочку, старательно подражая всем ее движениям.

Из кустов с оглушительным тявканьем выскочил кокер-спаниель. Шери остановилась и погладила его. Собака, бешено вращая обрубком хвоста, лизнула ей руку, а потом, потеряв всякий интерес, исчезла там, откуда так внезапно появилась.

Четверо друзей побежали дальше, в шутку пытаясь столкнуть друг друга с бордюра. Затем, перейдя улицу, они обошли школу и оказались у стадиона. Двое ребят играли в баскетбол, на футбольном поле малышня гоняла мяч из угла в угол. Ни одного знакомого лица.

Ребята пошли дальше. Метров через сто, сразу за небольшой рощицей, они остановились. Перед ними расстилался заросший сорняками газон, который окружала неровная живая изгородь.

2 Глава

По другую сторону газона стоял большой полуразвалившийся дом, который кренился в сторону, словно пытаясь спрятаться в тени огромных дубов. Много лет назад это, вероятно, был очень красивый трехэтажный серый особняк с пологой красной крышей, над которой высились две трубы. Весь первый этаж был окружен крытой верандой. Но сейчас на втором этаже были разбиты все стекла, на стенах виднелись сырые пятна, на крыше не хватало черепицы, а покосившиеся ставни раскачивались ветром, не закрывая серых от пыли окон. Сразу видно, что дом заброшен.

Все в Питс-Лэндинге знали его как дом Коффмана. Именно это имя было выведено краской на почтовом ящике, прибитом к столбу у дороги.

Ни Грег, ни его друзья никогда не видели Коффмана — сколько они себя помнили, в этом доме никто не жил.

Людям нравилось рассказывать таинственные истории — о привидениях, нераскрытых убийствах и всяческих ужасных вещах, которые здесь творятся. Судя по внешнему виду, кое-что вполне могло оказаться правдой.

— Я знаю, что мы можем сделать, чтобы развлечься. — Майкл не отрывал взгляда от погруженного в тень дома.

— Что ты имеешь в виду? — осторожно спросил Грег.

— Идем в дом Коффмана. — Майкл решительно шагнул на газон.

— Ты что, спятил? — Грег попытался остановить его.

— Не дрейфь! — прокричал Майкл, не оборачиваясь. Он уже подходил к старым деревьям, за которые пряталось вечернее солнце. —

Классное приключение, не то что слоняться по дороге! Пошли на разведку!

Грег был вовсе не уверен в разумности этой затеи. Он застыл на полпути, пристально глядя на дом. На спине предательски выступил холодный пот.

Он не успел произнести в ответ ни слова, как внезапно из высокой травы на него прыгнул огромный зверь…

Дико закричав, Грег осел на землю. За его спиной раздался смех друзей.

— Да это тот самый тупой кокер-спаниель! — крикнула ему Шери. — Он шел за нами.

— Домой, собачка. Домой! — шикнул Цыпа. Пес отбежал к тротуару, повернулся и, отчаянно виляя хвостом, снова потрусил к ним.

Грег медленно поднялся на ноги. Он сгорал от стыда за свою трусость и ожидал града насмешек, но его друзья уже забыли об этом и внимательно разглядывали дом Коффмана.

— Майкл прав. — Цыпа с такой силой хлопнул Майкла по спине, что тот, поморщившись, развернулся и толкнул его кулаком в бок. — Давайте глянем, что там внутри.

— Ни за что! — Грег даже отступил назад. — Я имею в виду, у меня от этого дома мурашки по коже ползут.

— Что с того? — с вызовом спросила Шери. Майкл и Цыпа повторили за ней:

— Ну и что?

— А то… не знаю, — ответил Грег.

Ему не нравилось быть в их компании самым здравомыслящим. Все всегда смеются над осторожными людьми. Он хотел бы стать развязным и дерзким, но каким-то образом все равно оставался рассудительным.

— Мне кажется, не стоит туда идти, — сказал он, глядя на заброшенный старый дом.

— Что, струсил? Мокрая курица! — закричал Цыпа.

— Мокрая курица! — вторил ему Майкл. Цыпа издал квохчущий звук и, согнув руки

в локтях, засунул большие пальцы под мышки. Птичьи глазки, длинный нос — ни дать ни взять настоящий цыпленок.

Грегу было не до смеха, но он все равно расхохотался. Цыпа всегда смешил его.

Это кудахтанье и решило спор. Через минуту они уже стояли у потрескавшейся бетонной лестницы, которая вела к застекленной веранде.

— Посмотрите. Одно из стекол рядом с входной дверью разбито, — сказала Шери. — Через него можно открыть дверь.

— Круто! — с восторгом закричал Майкл.

— Может, не надо? — В Греге опять заговорила его осторожность. — Я имею в виду, что скажет Паук?

Пауком в городе называли странного мужчину пятидесяти или шестидесяти лет. Он одевался исключительно в черное и словно скользил на своих длинных, худых ногах. В общем, вылитый паук, поэтому кличка прилипла намертво.

Скорее всего, это был просто бездомный бродяга. Никто ничего о нем не знал. Откуда он пришел, где живет — оставалось загадкой.

Но чаще всего его видели рядом с домом Коффмана.

— Паук наверняка не любит гостей, — предупредил Грег.

Но Шери уже засунула руку в разбитое оконце. Она с трудом повернула бронзовую ручку, и тяжелая деревянная дверь распахнулась.

Один за другим друзья вошли в дом Коффмана. Последним нехотя следовал Грег.

Внутри было очень темно. Редкие лучики света, которым удалось пробиться сквозь густую листву деревьев, отбрасывали бледные пятна на поношенный коричневый ковер на полу.

Грег и его друзья прошли мимо гостиной, которая была пуста, за исключением дюжины картонных коробок возле одной из стен.

«Мебель Паука», — подумал Грег.

Ковер в гостиной был таким же потертым, как и в холле. Прямо в центре виднелось большое темное пятно. Грег и Цыпа, на секунду остановившись у двери, переглянулись.

— Думаешь, кровь? — спросил Цыпа, горящими от возбуждения глазами уставившись на пятно.

Грег почувствовал, как по спине забегали мурашки.

— Может быть, кетчуп, — ответил он.

Цыпа рассмеялся и хлопнул его по плечу.

Шери и Майкл в это время осматривали кухню. Когда к ним присоединился Грег, они стояли, не отрывая взгляда от кухонного стола, рядом с мойкой. Он мгновенно понял, что привлекло их внимание. На покрытой пылью поверхности сидели две жирные серые мышки и в свою очередь разглядывали пришельцев.

— Такие миленькие, — сказала Шери. — Словно из мультфильма.

Звук ее голоса спугнул грызунов, и те, пробежав по столу, обогнули мойку и скрылись из виду.

— Ну и лошади. — Майкл брезгливо скривился. — Я думал, это крысы, а не мыши.

— У крысы хвост длиннее, чем у мыши, — сказал ему Грег.

— Эти были точно крысами, — заметил Цыпа. Он на мгновение заглянул на кухню, а потом снова скрылся в темном коридоре.

Встав на цыпочки, Шери открыла дверцу кухонного шкафа. Пусто.

— Могу поспорить, Паук никогда не пользовался кухней, — сказала она.

— Он же не шеф-повар в ресторане, — пошутил Грег.

Вслед за Шери он прошел в длинную узкую столовую, такую же пустую и пыльную, как и другие комнаты.

С потолка все еще свисала люстра, настолько потемневшая от пыли, что не разобрать, стекло там или нет.

— Похоже на дом с привидениями, — тихо пробормотал Грег.

— Фи! — ответила на это Шери.

— Здесь особо не на что смотреть, — пожаловался Грег, возвращаясь вместе с ней в коридор. — Если ты, конечно, не млеешь от восторга при виде паутины.

Внезапно раздавшийся громкий треск заставил его подпрыгнуть от неожиданности.

Шери рассмеялась и похлопала его по плечу.

— Что это было? — со страхом спросил Грег.

— В старых домах такое случается, — снисходительно объяснила Шери. — Здесь раздаются самые разные звуки.

— Мне кажется, надо уходить, — настаивал Грег. Он покраснел, досадуя на то, что не мог скрыть страх. — Я имею в виду, здесь скучно.

— Наоборот, так весело быть там, где нельзя. — Шери заглянула в темную пустую комнату, возможно, когда-то служившую кабинетом.

— Сомневаюсь, — сухо заметил Грег. Здесь к ним присоединился Майкл.

— А где Цыпа? — спросил его Грег.

— Похоже, спустился в подвал.

— Подвал?

Майкл махнул рукой в сторону открытой двери справа от них.

— Там лестница вниз.

Остановившись на верхней площадке, ребята беспомощно пялились в темноту.

— Цыпа!

Откуда-то снизу раздался испуганный крик:

— Помогите! Оно схватило меня! Кто-нибудь… пожалуйста, помогите! Оно меня схватило!

3 Глава

— Оно схватило меня! Оно меня держит! Услышав полный ужаса голос Цыпы, Грег рванулся вперед мимо Шери и Майкла, которые стояли оцепенев, с широко разинутыми ртами. Он буквально скатился вниз по ступеням, зовя друга.

— Я иду, Цыпа!.. Что это такое?

Грег остановился на нижней ступени лестницы, чувствуя, как от страха сводит все тело, а сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Его глаза отчаянно шарили в тусклом свете, льющемся через подвальные окошки высоко у потолка.

— Цыпа?

Его друг, скрестив ноги, удобно устроился на перевернутой урне. На птичьем лице блуждала широкая улыбка.

— Получилось! — Он разразился громовым хохотом.

— Что это такое? В чем дело? — раздались испуганные голоса Шери и Майкла.

Они медленно спустились по ступеням и остановились рядом с Грегом. Им потребовалось всего несколько секунд, чтобы оценить ситуацию.

— Очередная тупая шутка? — Голос Майкла все еще дрожал от пережитого страха.

— Цыпа… ты опять делаешь из нас идиотов. Шери укоризненно покачала головой.

Наслаждаясь произведенным эффектом, Цыпа кивнул.

— Вас, ребята, обмануть — раз плюнуть, — фыркнул он.

— Но, Даг… — начала Шери. Она звала Пернатого Дагом, только когда обижалась на него. — Разве ты не слышал историю о мальчике, который, шутя, кричал: «Волки!»? Что, если когда-нибудь тебе действительно понадобится помощь, а мы решим, что ты опять придуриваешься?

— Да что со мной может случиться? — довольно спросил Цыпа. Встав, он обвел рукой подвал. — Посмотрите, здесь светлее, чем наверху.

Он был прав. Сквозь четыре длинных окошка почти под потолком лился яркий солнечный свет. Окошки выходили на задний двор и были почти на уровне земли.

— Я все равно считаю, что нам надо уходить, Грег. Он быстро оглядел огромное помещение.

За перевернутой урной стоял импровизированный стол — лист фанеры на четырех банках от краски. У стены лежал грязный, покрытый пятнами матрас, на котором валялось шерстяное одеяло.

— Здесь живет Паук! — воскликнул Майкл. Цыпа пошел вперед, с трудом пробираясь

между наваленными коробками из-под продуктов.

— Ого! Блюда для микроволновой печи! — крикнул он. — А где Паук их разогревает?

— Может, он ест их замороженными, — предположила Шери.

Она прошла к огромному дубовому шкафу и открыла дверцы.

— Ухты! Потряс! — объявила она. — Посмотрите! — Шери вытащила облезлую меховую шубу и накинула себе на плечи. — Потряс! — повторила она, кутаясь в старый мех.

Даже издалека было видно, что шкаф набит старыми вещами. Майкл и Цыпа быстро подошли к Шери и начали вытаскивать с полок расклешенные брюки, пожелтевшие рубашки со складками впереди, галстуки шириной в ладонь и яркие шарфы.

— Эй, ребят… — окликнул их Грег. — Вы не подумали, что это чужая собственность?

Цыпа, с растрепанным красным боа на шее, весело хихикнул:

— Ага. Это парадные наряды Паука.

— Посмотрите только на эту прелесть! — Шери повернулась, чтобы продемонстрировать всем ярко-малиновую широкополую шляпу.

— Класс, — заметил Майкл, оглядывая длинную голубую накидку. — Этому барахлу по крайней мере лет двадцать пять. Как мог кто-то оставить здесь столько вещей?

— Может, эти люди еще вернутся за ними? — предположил Грег.

Его друзья вновь занялись содержимым шкафа, а он медленно прошел к другой стороне огромного подвала. Всю ее длину занимала печь, трубы которой покрывал густой слой паутины. Чуть дальше за печью Грег увидел ступени, возможно ведущие на улицу.

Примыкающую стену покрывали деревянные полки, забитые старыми банками с краской, тряпьем, газетами и ржавыми инструментами.

«Жившие здесь люди были неплохими мастерами», — подумал Грег, оглядывая деревянный верстак рядом с полками. К его краю были прикреплены металлические тиски. Грег повернул ручку-рычаг, ожидая, что они раскроются, но, к его огромному удивлению, вместо этого прямо над столом приоткрылась небольшая дверца.

За ней был потайной шкафчик.

А в нем на полке лежал фотоаппарат.

4 глава

 

Несколько секунд Грег просто смотрел на него.

Что-то подсказывало ему, что фотоаппарат спрятали не просто так.

Что-то говорило ему, что фотоаппарат нельзя трогать, что лучше закрыть потайной шкафчик и уйти.

Но он не мог противиться соблазну.

Грег протянул руку и взял фотоаппарат.

Внезапно, к его удивлению, дверца шкафчика с громким щелчком захлопнулась.

«Странно», — подумал он, крутя фотоаппарат в руках.

Неподходящее место для такой камеры. Зачем кто-то положил ее сюда? Если фотоаппарат настолько дорогой, чтобы его прятать, почему просто не носить с собой?

Грег внимательно оглядел фотоаппарат. Он был большим, тяжелым, с длинным объективом.

«Возможно, телеобъектив», — подумал он.

Вообще-то Грег интересовался фотоаппаратами. У него самого была недорогая камера-автомат, с помощью которой неплохо получались моментальные снимки. Но он копил деньги в надежде купить по-настоящему хороший аппарат со сменными объективами.

Он любил разглядывать специализированные журналы, изучая различные модели и выбирая те, что ему хотелось бы купить.

Иногда Грег мечтал о путешествиях по всему свету и об удивительных местах — вершинах гор и скрытых в джунглях реках, куда он обязательно доберется. Он бы снимал все, что увидит, и стал знаменитым фоторепортером.

Честно говоря, его собственный фотоаппарат был настоящей дешевкой. Поэтому-то снимки получались или слишком светлыми, или слишком темными, а у всех людей были красные точки в глазах.

Интересно, насколько хорош этот фотоаппарат?

Посмотрев в видоискатель, Грег оглядел комнату, остановившись на Майкле, который, напялив две ярко-желтые горжетки из перьев и белую стетсоновскую шляпу, взбирался по ступеням лестницы.

— Майкл, стой! — крикнул Грег. Он подошел ближе. — Дай я тебя сфотографирую!

— Где ты это нашел? — спросил Цыпа.

— А в нем есть пленка? — поинтересовался Майкл.

— Не знаю, — честно признался Грег. — Проверим в деле.

Опершись на перила лестницы, Майкл застыл, приняв, как ему казалось, самую выигрышную позу.

Грег поднял фотоаппарат и аккуратно навел его. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы нащупать пальцем пусковую кнопку.

— Готов? Улыбнись! Скажи «сы-ы-ы-р».

— Чеддер! — Майкл хихикнул и вновь застыл.

— Очень смешно. Да ты юморист, Майкл, — с иронией заметил Цыпа.

Грег навел камеру так, чтобы Майкл оказался в центре видоискателя, и нажал кнопку.

Фотоаппарат щелкнул, сработала вспышка.

Раздался жужжащий звук. Внизу открылась щель, и оттуда показался край белого квадратика фотобумаги.

— Ага… это что-то типа «Полароида», когда снимок сразу же проявляется! — воскликнул Грег. Он вытянул белый квадратик и осмотрел его. — Глядите… уже началось.

— Подождите меня! — крикнул ему Майкл, свешиваясь над перилами.

Но прежде чем он успел спуститься к ним, раздался громкий треск.

Ребята резко подняли головы. Перед их глазами, словно в замедленном кино, перила, не выдержав веса Майкла, сломались, и он рухнул вниз.

— Н-е-е-т! — Майкл падал, раскинув руки, а перьевые горжетки неслись следом, как хвосты.

Он перевернулся, а потом с силой ударился спиной о пол.

— Моя нога! Ой! Моя нога! — Он схватился за ногу, затем, громко вскрикнув, отпустил ее.

Было слишком больно даже касаться места удара. — Ой-ой-ой, моя нога!

Все еще сжимая в одной руке фотоаппарат, а в другой снимок, Грег бросился к Майклу. Шери и Цыпа следовали по пятам.

— Надо позвать на помощь. — Шери с жалостью смотрела на Майкла, который лежал на спине и стонал от боли.

Внезапно сверху раздался треск половиц.

Кто-то был в доме.

И этот кто-то шел к лестнице в подвал. Они в ловушке!

5

Шаги наверху стали громче. Друзья обменялись встревоженными взглядами.

— Надо выбираться отсюда, — прошептала Шери.

Снова скрип половиц.

— Вы не можете оставить меня здесь, — запротестовал Майкл. Он с трудом сел.

— Быстро… Вставай! — скомандовал Цыпа. Майкл попытался подняться.

— Я не могу наступить на ногу! — в панике вскричал он.

— Мы тебе поможем. — Шери повернулась к Цыпе. — Я беру за одну руку. Ты за другую.

Цыпа послушно шагнул вперед и подставил плечо Майклу.

— Пошли! — прошептала Шери, поддерживая Майкла с другой стороны.

— Как мы выберемся отсюда? — чуть задыхаясь, спросил Цыпа.

Шаги над ними стали громче. Потолок подвала прогибался под весом неизвестного посетителя дома Коффмана.

— Туда ход закрыт. — Майкл всем весом навалился на Шери и Пернатого.

— Есть еще одна лестница, за печкой, — сказал Грег.

— А она на улицу? — спросил Майкл, морщась от боли в ушибленной ноге.

— Не знаю. — Грег показал, куда идти. — Молитесь, чтобы она была незапертая.

— Мы молимся. Мы молимся! — громко затараторил Цыпа.

— Быстрей, — сказала Шери, постанывая под весом Майкла.

Держась за Цыпу и Шери, Майкл на одной ноге поскакал к дальней стене. Добравшись к лестнице за печкой, друзья увидели, что она ведет к деревянной двойной двери почти у потолка.

— Замка нет, — с надеждой сказал Грег. — Дверь, пожалуйста, откройся!

— Кто там? — раздался откуда-то сверху разъяренный мужской голос.

— Это… это… Паук! — пробормотал Майкл.

— Быстрей! — торопила Шери, подталкивая Грега. — Пошли!

Грег положил фотоаппарат на верхнюю ступеньку и взялся за ручку двери.

— Кто там в подвале? — Злой голос Паука гремел, казалось, у них за спиной.

— Вдруг дверь заперта снаружи? — прошептал Грег.

— Не рассуждай, просто двинь посильней! — умолял Цыпа.

Грег вдохнул поглубже и изо всех сил толкнул дверь. Дверь не поддалась.

— Нам отсюда не выйти, — сказал он друзьям.

6

— Что делать? — простонал Майкл.

— Попробуй еще раз, — быстро сказал Цыпа. — Может, створки заело. — Он отпустил руку Майкла. — Я тебе помогу.

Грег чуть отодвинулся, пропуская его ближе.

— Готов? — спросил он. — Раз, два, три — толкай!

Мальчики всем весом навалились на тяжелые створки.

И те распахнулись!

— Ура! Мы спасены! — счастливо объявила Шери.

Подхватив фотоаппарат, Грег выбежал на улицу. Задний двор был таким же заросшим и запущенным, как и лужайка перед домом. У старого дуба надломилась огромная ветка и теперь касалась верхушкой земли.

Цыпа и Шери помогли Майклу выбраться на улицу.

— Ты можешь идти? Попробуй опереться на ногу, — предложил Цыпа.

Все еще держась за друзей, Майкл осторожно поставил ушибленную ногу на землю.

— Мне лучше, — удивленно сказал он.

— Тогда пошли, — скомандовал Цыпа. Они подбежали к разросшейся живой изгороди по краю двора. Майкл сейчас шел сам, прилагая все силы, чтобы не отстать от друзей.

Держась в тени изгороди, ребята осторожно обогнули дом.

— Порядок! — радостно крикнул Цыпа, когда они оказались на улице.

Грег остановился на тротуаре, с трудом переводя дух. Он обернулся назад.

— Посмотрите! — закричал он, указывая на окна гостиной.

У окна, положив руки на стекло, стоял человек в черном.

— Это Паук, — сказала Шери.

— Уставился на нас и не мигает, — вскричал Майкл.

— Странно, — заметил Грег. — Ладно, пошли домой.

Они не останавливались, пока не оказались у дома Майкла — приземистого строения в сельском стиле.

— Как нога? — спросил Грег.

— Отпустило чуток. Уже не так больно, — сказал Майкл.

— Парень, да ты мог умереть! — Цыпа вытер пот со лба рукавом майки.

— Спасибо, что напомнил! — сухо заметил Майкл.

— Хорошо, что у тебя приличные жировые запасы под кожей, — поддразнил его Цыпа.

— Заткнись! — обиженно пробормотал Майкл.

— Ну, ребята, вы же сами хотели приключений. — Шери прислонилась к дереву.

— Этот Паук определенно с катушек слетел, — сказал Цыпа, покачивая головой.

— Вы видели, как он на нас смотрел? — спросил Майкл. — Весь в черном. Похож на какого-нибудь зомби.

— Он нас видел, — тихо произнес Грег. По его спине пробежал холодок. — Лучше держаться подальше оттуда.

— Почему же это? — поинтересовался Майкл. — Это не его дом. Он там живет незаконно. Мы можем натравить на него полицию.

— Если Паук действительно чокнутый или вроде того, неизвестно, что он может натворить, — задумчиво протянул Грег.

— Да не собирается он ничего творить, — возразила Шери. — Ему надо, чтобы его оставили в покое.

— Ага, — быстро согласился Майкл. — Паука разозлило, что мы возились там с его барахлом. Поэтому он заорал и помчался за нами.

Майкл наклонился, потирая лодыжку.

— Эй, а где мое фото? — Выпрямившись, он посмотрел на Грега.

— Что?

— Тот снимок, что ты сделал. Тем фотоаппаратом.

— А, конечно. — Грег внезапно вспомнил, что все еще сжимает в руке фотоаппарат. Он осторожно положил его на траву и полез в задний карман. — Я положил его туда, когда мы пустились наутек, — объяснил он.

— Ну? Так он получился? — спросил Майкл. Все столпились вокруг Грега, стараясь получше разглядеть фотографию.

— Вуаля… Подождите! — вскричал Грег, уставившись на маленький квадратик. — Что-то не так. Черт побери, откуда это здесь?

7

Ребята охнули, глядя на фотографию в руках Грега, да так и остались стоять с открытыми от удивления ртами.

На снимке Майкл падал с лестницы.

— Это невозможно! — закричала Шери.

— Ты же снимал меня перед тем, как я упал! Майка вырвал карточку из рук Грега, чтобы лучше ее рассмотреть. — Я это точно помню.

— Ты плохо помнишь, — сказал Цыпа, заглядывая ему через плечо. — Ты уже падал. Какой великолепный, полный движения снимок! — Он поднял фотоаппарат. — Ты своровал отличную камеру, Грег.

— Я не воровал… — начал Грег. — Я имею в виду, что не хотел…

— А я не падал! — настаивал Майкл, крутя фотографию в руке и разглядывая ее со всех сторон. — Я же позировал, помните? Я широко улыбался и стоял на месте.

— Твою глупую улыбку трудно забыть, — сказал Цыпа, возвращая камеру Грегу. — Ты вообще что-нибудь другое делать умеешь?

— Не смешно, Цыпа, — пробормотал Майкл, засовывая снимок в карман.

— Странно, — протянул Грег. Он бросил взгляд на часы. — Ой, мне пора двигать.

Попрощавшись с друзьями, он понесся к дому. Полуденное солнце уже пряталось за рощицу пальм, отбрасывая на тротуар длинные колышущиеся тени.

Утром он обещал матери, что уберет в комнате и поможет ей пропылесосить мебель перед обедом. А сейчас страшно опаздывал.

«Что это за незнакомая машина во дворе», — гадал Грег, рысью несясь по соседскому газону.

Это был синий микроавтобус. Новенький, прямо с иголочки!

Папа купил новый автомобиль!

Ухты! Грег остановился, чтобы полюбоваться машиной. На одной дверце все еще оставалась магазинная наклейка. Он открыл дверь со стороны водителя и заглянул внутрь, вдыхая запах пластика.

М-м-м! Незабываемые ароматы!

Грег еще раз глубоко вдохнул. Какой приятный запах! Он с силой захлопнул дверцу, одобрив твердое «клацк», с которой она закрылась.

Отличный автомобиль. Грег поднес к глазам фотоаппарат и отошел назад.

«Я должен сфотографировать это великолепие, — подумал он. — Чтобы помнить, на что походил автомобиль, когда его только доставили из магазина».

Так он пятился, пока микроавтобус целиком не поместился в окошке видоискателя, затем нажал кнопку.

Как и в предыдущий раз, фотоаппарат громко щелкнул, сработала вспышка и с электронным жужжанием из щели выполз желто-серый квадратик фотокарточки.

Держа в руке и фотоаппарат, и снимок, Грег вбежал в дом через парадный вход.

— Я пришел! — крикнул он. — Спущусь через минуту! — Он поспешил по покрытым ковром ступеням на второй этаж, к себе в комнату.

— Грег? Это ты? Отец дома! — крикнула ему снизу мать.

— Знаю. Сейчас спущусь. Извини за опоздание! — отозвался Грег.

«Лучше спрятать фотоаппарат, — подумал он. — Если предки его увидят, то начнутся расспросы: чей он и откуда взялся? А я не смогу им ответить».

— Грег? Ты видел новую машину? Так ты спустишься или нет? — нетерпеливо позвала его мать.

— Иду! — прокричал он.

Грег лихорадочно обшаривал комнату в поисках подходящего тайника. Под кровать?

Нет. Мама будет пылесосить и найдет его.

Внезапно Грег вспомнил о потайном ящике в столе. Он обнаружил его много лет назад, когда родители купили ему новую мебель в спальню. Грег быстро засунул туда фотоаппарат.

Заглянув в зеркало над столиком, он пару раз провел расческой по волосам, вытер рукой пятно сажи на щеке и направился к двери.

Внезапно он остановился.

Снимок микроавтобуса. Куда же он его дел?

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, что он швырнул фотографию на кровать. Сгорая от любопытства, как там получилась их машина, Грег вернулся, чтобы забрать фотографию.

— О нет! — закричал он, глядя на маленький квадратик фотобумаги.

8

«В чем дело? — недоумевал Грег. Он поднес снимок к лицу. — Это неправильно. Как могла получиться такая чепуха?»

На фотографии синий микроавтобус казался грудой битого железа, словно он побывал в ужасной аварии. Лобовое стекло разбито, кузов погнут и покорежен. На дверце со стороны водителя — глубокая вмятина.

Не машина, а металлолом какой-то!

— Это невозможно, — произнес Грег вслух.

— Грег, где ты? — позвала его мать. — Мы хотим есть и ждем только тебя.

— Извини. — Грег был не в силах оторвать взгляд от снимка. — Иду.

Он засунул фотографию в верхний ящик комода и спустился вниз. Перед глазами у него стоял изуродованный автомобиль.

Просто чтобы проверить себя, Грег подошел к окну в гостиной.

Перед домом, сверкая в лучах заходящего солнца, стоял их микроавтобус. Целый и невредимый.

Грег повернулся и прошел в столовую, где за столом уже сидели его родители и брат.

— Новая машина великолепна, пап.

Грег всеми силами пытался забыть о снимке, но по-прежнему мысленно видел искореженный металл, вдавленную дверцу, разбитое лобовое стекло.

— После обеда, — радостно объявил его отец, — мы все прокатимся на новом автомобиле!

9

— М-м-м! Отличный цыпленок, мам, — сказал Терри, усиленно жуя.

— Спасибо за комплимент, — сухо ответила миссис Бэнкс, — но это телятина, а не курица.

Грег с отцом покатились со смеху, а лицо Терри стало пунцового цвета.

— Ну, — пробормотал он, дожевывая последний кусок, — это такая отличная телятина, что по вкусу не отличается от курицы.

— Не понимаю, зачем я утруждаю себя готовкой, — вздохнула миссис Бэнкс.

Ее муж поторопился перевести разговор на другую тему:

— Как дела в Дэари-Фриз?

— Сегодня днем у нас закончилось ванильное мороженое. — Терри подцепил на вилку маленькую картофелину и отправил ее целиком в рот. — Посетители возмущались.

— Мне что-то не хочется кататься. — Грег уставился на еду, к которой едва притронулся. — Я хочу сказать…

— Почему? — удивился его отец.

— Ну… — Грег лихорадочно искал подходящую причину. Ему надо было срочно что-то выдумать, но мозг отказывался работать.

Он не мог сказать им правду. Что на фотографии Майкл падал с лестницы. А потом, только через несколько секунд, он действительно упал.

Сейчас он сделал фотографию их нового автомобиля, и на снимке машина была полностью разбита.

Грег не понимал, что это значит. Но внезапно его охватили страх, ужас… и какое-то странное чувство, которого он никогда раньше не испытывал, — ощущение надвигающейся опасности.

Он не может рассказать им об этом. Все это выглядело слишком странным. Слишком невероятным.

— Я… обещал зайти к Майклу, — соврал он, не отрывая глаз от тарелки.

— Позвони ему и скажи, что навестишь его завтра, — предложила миссис Бэнкс, нарезая ножом телячье филе. — Ничего страшного.

— Еще… я себя плохо чувствую, — промямлил Грег.

— Что случилось? — мгновенно встревожилась мать. — У тебя температура? Когда ты вошел, я сразу заметила, что ты слишком разгоряченный.

— Нет, — смущенно ответил Грег. — Температуры нет. Я просто устал и не хочу есть.

— Можно, я съем твою курицу… я имею в виду телятину? — поспешно спросил Терри. Он протянул руку через стол и подцепил на вилку котлету с тарелки Грега.

— В дороге ты почувствуешь себя лучше, — резко сказал мистер Бэнкс, с некоторым сомнением глядя на сына. — Ты же знаешь, свежий воздух — отличное лекарство. Если хочешь, можешь лечь на заднее сиденье.

— Но, пап… — Грег замолчал. Он уже использовал все отговорки, которые только мог придумать. Его родные ни за что не поверят ему, если он скажет, что должен остаться дома в субботу вечером, чтобы делать уроки.

— Ты едешь с нами, решено, — сказал мистер Бэнкс, все еще внимательно глядя на Грега. — Ты же умирал от желания обкатать новую машину. Не понимаю, что с тобой случилось?

«И я тоже, — мысленно признался Грег.

— Я ничего не понимаю. Почему я так боюсь ехать в новой машине? Неужели из-за этого сломанного фотоаппарата?.. Я веду себя глупо», — подумал Грег. Он попытался стряхнуть с себя предчувствие беды, что лишило его аппетита.

— Хорошо, пап, я еду. — Он натужно улыбнулся.

— А картошечки не осталось? — подал голос Терри.

10

— Ею так легко управлять, — сказал мистер Бэнкс, выруливая на дорогу к шоссе. — Словно маленькая машина, а не микроавтобус.

— Сзади куча места. — Терри развалился на заднем сиденье, упершись коленями в спинку переднего кресла.

— Посмотрите только — здесь есть особое крепление для бутылок. Оно выдвигается из передней панели! — воскликнула мать Грега. — Какая прелесть!

— Кто бы мог подумать, — с иронией заметил Терри.

— В старой машине такого не было, — ответила миссис Бэнкс. Она повернулась к мальчикам: — Вы прикрепили ремни безопасности? Они хорошо держатся?

— Да. Отлично, — ответил Терри.

— Они проверили их еще в магазине, — сказал мистер Бэнкс, сигналя, что он перестраивается в левый ряд.

Мимо, выпустив клубы выхлопного газа, пронесся грузовик. Грег уставился в лобовое стекло. Окошко с его стороны все еще было закрыто магазинной наклейкой.

Мистер Бэнкс съехал с шоссе на четырехполосную скоростную магистраль, которая, изгибаясь, шла на запад. Опускающееся к горизонту солнце казалось красным мячом на фоне чернильно-синего неба.

— Жми на газ, пап! — воскликнул Терри. Он приподнялся на сиденье и наклонился вперед. — Давай поглядим, что может эта игрушечка.

Мистер Бэнкс послушно нажал ногой педаль газа.

— В магазине сказали, что средняя скорость около шестидесяти миль в час.

— Притормози, — вмешалась миссис Бэнкс. — Ты же знаешь, что ограничение скорости — пятьдесят пять.

— Я просто проверяю машину, — защищаясь, сказал отец Грега. — Надо удостовериться, что передача не барахлит, и все такое.

Грег взглянул на спидометр. Они ехали со скоростью семьдесят миль в час.

— Сбавь скорость. Я не шучу, — настаивала миссис Бэнкс. — Ты ведешь себя как полоумный подросток.

— Точно! — ответил, смеясь, мистер Бэнкс. — Кто бы мог подумать! — передразнил он Терри и больше не обращал внимания на мольбы жены ехать помедленней.

Они обогнали несколько автомобилей. В сгущающихся сумерках фары машин на встречной полосе походили на яркие белые пятна.

— Ты что-то затих, Грег, — встревожено сказала миссис Бэнкс. — Ты хорошо себя чувствуешь?

— Да, мам, — тихо ответил Грег.

Он всем сердцем желал, чтобы отец немного притормозил. На спидометре сейчас было семьдесят пять.

— О чем ты думаешь, Грег? — Мистер Бэнкс держал руль левой рукой, а правой в это время шарил по приборной доске. — Где же включаются фары?

— Машина великолепна, — ответил Грег, пытаясь говорить с радостью. Но он все равно не мог избавиться от страха, не мог забыть ту фотографию с разбитым автомобилем.

— Где же эти глупые переключатели? Они должны быть здесь, — ворчал мистер Бэнкс. Он скосил глаза на незнакомую приборную доску, и машину повело налево.

— Папа, на нас движется грузовик! — закричал Грег.

11

Взревели тормоза. Засигналили машины.

Микроавтобус обдало порывом ветра, словно огромная океанская волна накатила на маленькую щепку.

Мистер Бэнкс резко повернул вправо.

Грузовик промчался мимо.

— Извините. — Отец Грега, глядя вперед, сбросил скорость до шестидесяти, пятидесяти пяти, пятидесяти…

— Я же говорила тебе ехать помедленней, — покачав головой, упрекнула его жена. — Мы могли погибнуть!

— Я всего лишь пытался найти, где включаются фары, — объяснил мистер Бэнкс. — А, вот где. На руле. — Он нажал кнопку.

— Мальчики, вы в порядке? — Миссис Бэнкс повернулась к сыновьям.

— Да. Отлично, — слегка дрожащим голосом ответил Терри. Тот грузовик шел с его стороны.

— Со мной все хорошо, — быстро сказал Грег. — Может быть, вернемся домой?

— Разве ты не хочешь еще покататься? — спросил мистер Бэнкс, не в силах скрыть разочарования. — Я думал, мы доедем до Санта-Клары, там остановимся и съедим по мороженому.

— Грег прав, — тихо сказала миссис Бэнкс. — На сегодня достаточно, дорогой. Давай повернем обратно.

— Грузовик был не так близко, — заспорил было мистер Бэнкс, но послушно повернул машину.

Позже, в безопасности своей комнаты, Грег достал из ящика фотографию и вновь осмотрел ее. Там по-прежнему была их новая машина с разбитым лобовым стеклом и вмятиной на дверце.

— Странно, — громко сказал он и положил снимок в тайник, где уже лежал фотоаппарат. — Очень странно.

Грег вытащил фотоаппарат и начал крутить его в руках.

«Надо попробовать еще раз», — решил он.

Грег подошел к зеркалу и направил камеру на свое отражение.

Он уже было поднял камеру к глазам, но остановился, так как понял, что ничего не получится. Вспышка отразится в зеркале и испортит снимок.

Держа фотоаппарат в руке, Грег прошел через коридор в комнату Терри. Его брат сидел за столом, печатая на компьютере. На его лицо падал голубоватый отсвет дисплея.

— Терри, можно я тебя сфотографирую? — заискивающе спросил Грег.

Терри напечатал еще несколько слов, затем поднял глаза от экрана.

— Эй, а откуда у тебя фотоаппарат?

— Э… Мне его одолжила Шери, — сказал Грег, импровизируя на ходу.

Он не любил обманывать, но ему почему-то не хотелось объяснять Терри, что они с друзьями забрались в дом Коффмана и он взял там фотоаппарат.

— Так можно или нет? — спросил он.

— Да я там не помещусь и сломаю его, — пошутил Терри.

— Он уже и так, похоже, сломан, — сказал Грег. — Поэтому я хочу попробовать на тебе.

— Валяй, — разрешил Терри. Он высунул язык и скосил глаза.

Грег нажал на кнопку. Из прорези вылезла фотокарточка.

— Спасибо. Увидимся позже. — Он повернулся к двери.

— Эй, а мне нельзя на себя посмотреть? — крикнул ему в спину Терри.

— Если получится, — ответил Грег, торопясь к себе в комнату.

Сев на край кровати, он положил снимок на колени и уставился на него, ожидая, пока он проявится. Сначала появились желтые цвета, затем красные и, наконец, синие.

— Ухты, — пробормотал Грег, когда лицо его брата стало четким. — Здесь что-то не так.

На фотографии глаза Терри не были скошены. На его лице застыло испуганное и очень серьезное выражение. Он выглядел страшно расстроенным.

Когда проявились предметы сзади Терри,

Грег был потрясен до глубины души. Его брат был вовсе не в своей комнате. Он стоял на улице. Сзади были деревья. И дом.

Грег нахмурился. Дом выглядел таким знакомым.

Не похож ли он на тот, что стоит за стадионом?

Он еще раз посмотрел на испуганное лицо Терри. Затем вернул камеру и этот снимок в тайник и тщательно закрыл его.

«Фотоаппарат, должно быть, сломан», — решил он, переодеваясь на ночь.

Это было самым лучшим, что он мог придумать.

Грег лег в постель и уставился на колышущиеся тени на потолке. Он решил больше не думать об этом.

Сломанный фотоаппарат не стоит таких волнений.

Во вторник днем после занятий Грег поспешил на стадион: они договорились там встретиться с Шери, чтобы вместе поболеть за команду Цыпы.

Был теплый осенний денек. Солнце высоко стояло в безоблачном небе, а воздух был наполнен сладковатым запахом свежескошенной травы.

Грег прошел по газону, пялясь в сверкающее марево. Обе команды разминались на краю площадки. Ребята перекликались и хохотали, и звуки ударов по мячу перемежались с их громкими голосами.

Зрители — друзья и родственники игроков — стояли рядом с площадкой или сидели на низких скамейках недалеко от первой базы.

Грег наконец увидел Шери и отчаянно замахал ей рукой.

— Ты принес фотоаппарат? — нетерпеливо спросила она, когда подбежала, чтобы поздороваться.

Он поднял руку с зажатой в ней камерой.

— Отлично! — воскликнула Шери, улыбаясь, и потянулась за фотоаппаратом.

— Мне кажется, он сломан, — сказал Грег, не выпуская фотоаппарат из рук. — Снимки получаются какие-то странные. Это трудно объяснить.

— Может быть, дело не в снимках, а в фотографе, — поддразнила его Шери.

— Будешь смеяться — возьму и сниму тебя с открытым ртом. — Грег поднял камеру к глазам и навел ее на Шери.

— Только попробуй, а я сниму, как ты ешь этот фотоаппарат, — в шутку пригрозила Шери. Подняв руку, она быстро выхватила камеру у Грега.

— Зачем она тебе? — поинтересовался Грег, делая ленивую попытку забрать ее обратно.

Шери увернулась от его руки.

— Я хочу снять Цыпу, когда он возьмет в руки биту. В такие моменты он похож на страуса.

— Слышу-слышу. — Рядом с ними появился Цыпа, который делал вид, что страшно обижен.

Он выглядел потешно в полосатой белой форме. Майка велика на пару размеров, а шорты коротки. Впору оказалась лишь шапочка-бейсболка. Она была синей, с серебряным дельфином на козырьке и надписью «Дельфины из Питс-Лэндинга».

— Разве можно называть бейсбольную команду «Дельфинами»? — Схватившись за козырек, Грег перевернул шапочку задом наперед.

— Это самое лучшее из того, что осталось, — объяснил Цыпа. — Мы выбирали между зефирами и дельфинами. Никто из наших не знает, что такое зефиры, поэтому мы теперь «Дельфины».

Шери оглядела его с ног до головы.

— Может быть, вам стоило играть в том, что вы носите на улице?

— Спасибо за комплимент, — буркнул Цыпа. Заметив фотоаппарат, он тут же взял его у Шери. — Эй, да вы принесли камеру. Там есть пленка?

— Похоже на то, — сказал Грег. — Давай проверю. — Он потянулся к фотоаппарату, но Цыпа отдернул руку.

— Я так понимаю, ты решил ни с кем не делиться, а, Грег?

— О чем ты? — Грег снова попытался взять фотоаппарат, и снова Цыпа убрал его в сторону.

— Мы все рисковали своими жизнями в том подвале. А значит, фотоаппарат общий.

— Ну… — Грег как-то не задумывался над этим. — Ты прав, Цыпа. Но именно я его нашел, поэтому…

Не дожидаясь окончания спора, Шери вырвала фотоаппарат из рук Цыпы.

— Я попросила Грега принести фотоаппарат, чтобы мы могли снять тебя во время игры.

— Как образец великого бейсболиста? — поинтересовался Цыпа.

— Нет, пример того, как нельзя играть, — ответила Шери.

— Да вы, ребята, просто завидуете, — шутливо нахмурившись, сказал Цыпа, — потому что я настоящий спортсмен, а вы улицу не можете перейти, чтобы не упасть. — Он развернул бейсболку козырьком вперед.

— Эй, Цыпа… возвращайся! — крикнул один из тренеров.

— Пора идти, — сказал Цыпа.

Он затрусил назад, к своим товарищам по команде.

— Подожди! Снимок на память! — позвал его Грег.

Цыпа остановился, повернулся к ним и застыл, позируя.

— Чур, я его сниму, — быстро сказала Шери. Она подняла камеру к глазам и навела ее на

Цыпу.

— Дай мне! — Грег схватил ее за руку. Фотоаппарат сработал. Раздался щелчок,

затем вспышка.

Из щели выполз белый квадратик фотокарточки.

— Зачем ты это сделал? — зло спросила Шери.

— Извини, — пробормотал Грег. — Я не хотел…

Шери вытащила карточку, а Грег и Цыпа подошли ближе, чтобы посмотреть на нее.

— Что, черт побери, это такое? — вскричал Цыпа. Он уставился на маленький квадратик, на котором проявлялись контуры его фигуры.

— Ой! — воскликнул Грег.

На фотографии Цыпа лежал на спине, с полуоткрытым ртом, похоже — без сознания. Его голова была неестественно повернута, а глаза зажмурены.

12

— Что это за глупый фотоаппарат? — Цыпа выхватил снимок из рук Шери. Он покрутил его, внимательно разглядывая. — Плохо навели.

— Странно, — сказал Грег, покачивая головой.

— Эй, Цыпа, живо сюда! — крикнул тренер «Дельфинов».

— Иду! — Цыпа вернул фотографию Шери и побежал на площадку.

Раздались свистки. Игроки обеих команд закончили разминку и сели на скамейки у третьей базы.

— Как это случилось? — спросила Шери у Грега. Одну руку она подняла ко лбу, загораживаясь от солнца, в другой сжимала фотографию. — Цыпа словно взаправду лежит на земле, будто его сбили с ног. Но он же стоял прямо перед нами.

— Я ничего не понимаю, — задумчиво ответил Грег. — Этот фотоаппарат все время делает неправильные снимки.

Неся камеру за ремешок, он последовал за Шери в тень рядом с трибунами.

— Ты посмотри, как у Цыпы шея изогнута, — продолжала Шери. — Ужасно.

— Этот аппарат, наверно, сломан. — Грег открыл рот, чтобы рассказать о фотографии их новой машины и о снимке Терри, но Шери заговорила первой:

— …И эта фотография Майкла. На ней он падал со ступеней, хотя на самом деле это случилось потом. Так странно.

— Ага, — согласился Грег.

— Дай посмотреть. — Шери взяла фотоаппарат у него из рук. — Там еще осталась пленка?

— Не знаю, — сказал Грег. — Я так и не нашел счетчика кадров.

Шери внимательно осмотрела фотоаппарат.

— Это еще ни о чем не говорит. Как узнать, заряжен он или нет?

Грег пожал плечами.

Бейсбольная игра шла своим чередом. «Дельфины» играли на выезде. Их соперники, «Кардиналы», выбежали, заняв свои места на поле.

Маленький мальчик на трибуне уронил баночку с кока-колой. Она упала и погнулась, а малыш заревел. Мимо проехал старый микроавтобус с включенным на полную мощность радио.

— Куда вставлять пленку? — нетерпеливо спросила Шери.

Грег подошел ближе, чтобы ей помочь.

— Сюда, как мне кажется, — указал он. — Должна сниматься задняя стенка.

Шери покрутила фотоаппарат.

— Ничего подобного. Вообще-то большинство фотоаппаратов с мгновенным проявлением снимков заряжаются спереди.

Шери подергала за заднюю стенку, но та не поддалась. Тогда она потянула за дно. Ничего не произошло. Перевернув фотоаппарат, она попыталась вытащить объектив. Безрезультатно. Грег забрал у нее фотоаппарат.

— Впереди нет никакой щели или выемки.

— Кстати, а какая это модель? — заинтересовалась Шери.

— Э… сейчас скажу. — Грег осмотрел перед, проинспектировал объектив, затем перевернул камеру и оглядел ее нижнюю часть. Затем поднял удивленные глаза на Шери. — Названия фирмы нет. Вообще никаких надписей.

— Разве бывают фотоаппараты без названия? — в отчаянии вскричала Шери. Она вырвала фотоаппарат у Грега и внимательно оглядела его, щурясь, чтобы яркие лучи солнца не попадали в глаза. В конце концов она, сдавшись, вернула камеру Грегу. — Ты прав. Ничего. Ни единого слова. Что за глупая штука, — гневно добавила она.

— Эй, не кипятись, — сказал Грег. — Это же не моя камера. Я ее не покупал, а взял в доме Коффмана.

— Хорошо, давай, по крайней мере, сообразим, как ее открыть, и посмотрим, что там внутри, — предложила Шери.

Отбивающему из команды «Дельфинов» удались несколько хороших ударов. Дюжина или около того зрителей закричали, подбадривая свою команду.

Малыш, который уронил баночку с водой, продолжал плакать. Проезжавшие мимо стадиона трое ребят на велосипедах помахали друзьям, но не стали останавливаться, чтобы посмотреть игру.

— Я голову сломал, но так и не понял, как открывать фотоаппарат, — признался Грег.

— Дай мне. — Шери забрала у него камеру. — Надо искать специальную кнопку. Должен же быть какой-то способ открыть этот дурацкий коробок. Это же глупо.

Так и не найдя никакой кнопки, Шери попыталась поднять крышку, подцепив ее ногтем. Бесполезно. Тогда она взялась за объектив, но он не выворачивался.

— Я не отступлю. — Шери стиснула зубы. — Фотоаппарат должен открываться. Должен!

— Хватит. Ты его сломаешь, — предупредил Грег.

— Сломаю? Как это? — возмутилась Шери. — У него ничего не снимается. Ничего!

— Такого не может быть, — сказал Грег. Презрительно скривив лицо, Шери передала ему фотоаппарат.

— Я сдаюсь. Попробуй сам.

Взяв фотоаппарат, Грег начал крутить его в руках, но вдруг остановился.

Он стоял с открытым ртом, не отрывая глаз от чего-то прямо перед собой. Шери повернулась, следуя за его потрясенным взглядом.

— О нет!

На земле, в нескольких ярдах от первой базы, лежал Цыпа. Он лежал на спине, с закрытыми глазами, а его голова была повернута под каким-то странным углом.

13

— Цыпа! — закричала Шери.

У Грега перехватило дыхание. Ему казалось, что в легких кончился воздух.

— А-а-а! — В конце концов удалось ему крикнуть каким-то пронзительным голосом.

Цыпа не шевелился.

Шери и Грег, не сговариваясь, бросились к нему.

— Цыпа? — Шери опустилась на колени. — Цыпа?

Цыпа открыл один глаз.

— Получилось, — тихо пробормотал он. На его лице появилась дурашливая улыбка, и он расхохотался.

Грегу и Шери потребовалось несколько секунд, чтобы осознать происшедшее. Они стояли недвижимо и недоуменно смотрели на смеющегося Цыпу.

Когда сердце перестало выпрыгивать из груди, Грег наклонился и, схватив Цыпу, грубо поднял его на ноги.

— Я его подержу, пока ты ему врежешь как следует, — предложил он Шери.

— Эй, подождите… — запротестовал Цыпа, вырываясь из рук Грега.

— Отличная мысль, — ухмыльнулась Шери.

— Ой! Эй… Пустите! Да ладно! Пустите меня! — протестовал Цыпа, безуспешно отталкивая Грега. — Что вы взбеленились? Это была шутка, ребята!

— Очень смешно. — Шери толкнула Цыпу в грудь. — Ты поступил гадко.

Цыпа, сильно дернувшись, наконец-то высвободился и отошел в сторону.

— Я просто хотел показать, как глупо принимать всерьез этот фотоаппарат.

— Но, Цыпа… — начал было Грег.

— Он просто сломан. — Цыпа стряхнул с формы травинки. — Вы все удивляетесь, что он заснял падение Майкла с лестницы, но это глупо.

— Знаю, — резко отозвался Грег. — Но как ты это объяснишь?

— Я сказал тебе, приятель. Фотоаппарат сломан. Разбит. Только и всего.

— Цыпа, немедленно вернись! — позвал чей-то голос, и над ухом Цыпы просвистела его перчатка. Он поймал ее, с улыбкой махнул ею Шери и Грегу и побежал с остальными членами команды на дальнее поле.

Держа фотоаппарат в руке, Грег вместе с Шери прошли к трибуне и сели на нижнюю скамью.

Зрители уже потеряли всякий интерес к игре и потянулись на выход. Двое ребят взяли один из мячей и устроили свои собственные состязания за трибунами. С другой стороны стадиона четверо или пятеро мальчиков затеяли игру в мяч.

— Цыпа — такой осел, — сказал Грег, не отрывая взгляда от поля.

— Он до смерти напугал меня, — призналась Шери. — Я действительно подумала, что он ранен.

— Ну и клоун, — пробормотал Грег.

Они некоторое время молча смотрели игру. Она была довольно скучной. К третьему переходу подачи «Дельфины» проигрывали 3:12. Увы, в команде Цыпы не было хороших игроков.

Грег рассмеялся, когда отбивающий у «Кардиналов» — парень из их класса по имени Джо Гарден — отбил мяч так, что тот прямо над головой Цыпы улетел далеко за пределы площадки.

— Это третий мяч, который он пропускает! — хихикнул Грег.

— Могу поспорить, он скажет, что ему солнце помешало! — воскликнула Шери хохоча.

Они смотрели, как Цыпа на своих длинных ногах несется за мячом. К тому времени, как ему удалось его поймать и вернуться к бейсбольной площадке, Джо Гарден уже обежал базы.

Со стороны трибун раздалось громкое улюлюканье.

Следующий игрок с битой из «Кардиналов» занял свое место. Еще несколько зрителей ушли с трибун, решив, что с них достаточно.

— На солнце так жарко, — сказала Шери, прикрывая ладошкой глаза. — У меня куча уроков на завтра. Может, пойдем?

— Давай подождем следующего перехода подачи, — сказал Грег, глядя, как отбивающий допустил ошибку. — Будет очередь Цыпы. Я хочу освистать его.

— Ага. Иначе на что нужны друзья? — с насмешкой спросила Шери.

«Дельфинам» потребовалось немало времени, чтобы закончить третий иннинг. «Кардиналы» великолепно отбили все мячи.

К тому времени, как Цыпа вышел на площадку, у Грега майка промокла от пота.

Несмотря на громкий свист Шери и Грега, Цыпе удалось удачно отбить мяч.

— Повезло! — завопил Грег, складывая ладони рупором.

Цыпа сделал вид, что не слышит его. Он снял шлем, поправил шапочку и затрусил к первой базе.

Следующий игрок с битой промахнулся при первой же подаче.

— Пошли. — Шери потянула Грега за рукав. — Слишком жарко. Умираю, пить хочу.

— Давай посмотрим, получится ли у Цыпы… Грег так и не закончил предложение. Отбивающий с силой ударил по мячу, и тот с громким свистом сорвался с биты.

Игроки и зрители вскрикнули одновременно, когда мяч по дуге пересек площадку и с неприятным чмокающим звуком врезался в голову Цыпы.

Перед испуганным взглядом Грега мяч, срикошетив, отскочил в траву. Глаза Цыпы расширились от удивления.

Долгое мгновение он стоял оцепенев.

Затем обе руки взметнулись к голове, и он пронзительно закричал. Это был длинный и громкий звук, подобный ржанию лошади.

Глаза Цыпы закатились. Он опустился на колени, а потом как подкошенный рухнул на спину. Его голова была неестественно повернута, а глаза закрыты.

Больше он не двигался.

14

Через мгновение оба тренера и все игроки плотным кольцом окружили упавшего мальчика.

С криком «Цыпа!» Шери спрыгнула со скамейки и бросилась к этой толпе перепуганных зрителей.

Грег сорвался за ней, но остановился, когда увидел, что через улицу к стадиону, размахивая руками, бежит его брат.

— Терри! — воскликнул Грег.

Почему его брат пришел на стадион? Почему он не на своей работе в кафе?

— Терри, в чем дело? — вскричал Грег. Терри остановился, хватая ртом воздух. По

его красному от бега лицу тек пот.

— Я… бежал… всю… дорогу, — удалось ему выговорить в конце концов.

— Терри, что случилось? — В животе Грега образовался какой-то тугой комок. Его затошнило от страха.

На лице Терри было то самое испуганное выражение, как на фотографии..

То самое испуганное выражение. На фоне того же самого дома!

Фотография словно ожила, превратившись в реальность. Так же, как это случилось и со снимком Цыпы.

Внезапно у Грега пересохло в горле. Он почувствовал, что у него дрожат колени.

— Терри, да в чем дело? — прохрипел он.

— Папа… — Терри положил тяжелую руку на плечо Грега.

— Что? Отец?

— Тебе надо вернуться домой, Грег. Папа… Он попал в страшную аварию.

— Аварию? — У Грега закружилась голова. Слова Терри едва доходили до его сознания.

— В новой машине, — объяснил Терри, беря Грега за руку. — Микроавтобус превратился в груду железа.

— Ох… — слабо всхлипнул Грег. Терри сжал его руку.

— Пошли. Быстрее.

Зажав в руке фотоаппарат, Грег побежал за братом.

Уже на улице он обернулся, чтобы посмотреть, как там его друг.

Вокруг Цыпы все еще стояла плотная толпа, загораживая его от глаз Грега.

Но что это за темная тень за скамейками?

Какой-то человек — весь в черном — прятался за трибуной.

Неужели он следит за ним?

— Пошли, — поторопил его Терри.

Грег снова посмотрел на трибуны. Человек в черном отступил назад, прячась от него.

— Пошли, Грег!

— Иду! — крикнул Грег и побежал за братом к дому.

15

Стены в больнице были бледно-зелеными. А медсестры, торопящиеся по ярко освещенным коридорам, носили белые халаты. На полу, по которому Грег торопливо шел за братом к палате отца, был постелен темно-коричневый линолеум с оранжевыми полосками.

Цвета.

Грег видел только расплывающиеся цветные пятна.

Его теннисные туфли шелестели по твердому полу, но за биением сердца он едва слышал другие звуки.

Разбита. Машина превратилась в груду металлолома.

Как на фотографии.

Грег и Терри завернули за угол. В этом коридоре стены были бледно-желтыми. Мимо них прошли два врача в зеленых хирургических халатах.

Цвета. Только цвета.

Грег моргнул, пытаясь прояснить взгляд. Все случилось так быстро, что казалось ненастоящим. Даже резкий больничный запах — этот ни с чем не сравнимый аромат спирта и карболки — не мог заставить его поверить в реальность происходящего.

Братья вошли в палату, и все изменилось.

Цвета поблекли, а контуры стали четкими и ясными.

Миссис Бэнкс поднялась со складного стула рядом с кроватью.

— Здравствуйте, мальчики. — Она комкала в руке платок и явно только что плакала.

Миссис Бэнкс выдавила улыбку, но ее глаза были покрасневшими, а щеки бледными и отекшими.

Остановившись на пороге маленькой палаты, Грег поздоровался с матерью тихим, чуть задыхающимся голосом. Затем его взгляд перешел на кровать.

Голову отца закрывали бинты. Одна рука была в гипсе, ко второй подходила трубка, через которую капала темная жидкость. Одеяло было натянуто до груди.

— Э… как дела, парни? — спросил он. Его голос казался приглушенным, словно шел издалека.

— Пап… — начал Терри.

— Он обязательно поправится, — вмешалась миссис Бэнкс, увидев испуганное выражение на лицах сыновей.

— Я чувствую себя отлично, — заплетающимся голосом сказал мистер Бэнкс.

— Но ты плохо выглядишь, — выпалил Грег. Он осторожно подошел к кровати.

— Я в порядке, — настаивал его отец. — Пара сломанных костей, только и всего. — Он вздохнул и тут же сморщился от боли. — Думаю, мне повезло.

— Тебе очень повезло, — согласилась миссис Бэнкс.

«И в чем же это везенье?» — гадал Грег. Он не мог оторвать глаз от трубки, входящей в руку отца.

Он снова вспомнил о фотографии машины. Снимок лежал сейчас в его комнате, в потайном ящике стола.

Снимок, на котором машина была разбита, а на дверце со стороны водителя виднелась глубокая вмятина.

Может быть, рассказать об этом родителям?

Грег никак не мог решиться на это.

Поверят ли они ему?

— А что ты сломал, пап? — Терри сел на батарею и засунул руки в карманы.

— Твой отец сломал руку и два ребра, — быстро ответила миссис Бэнкс. — И у него небольшое сотрясение мозга. Врачи продолжают наблюдение, чтобы исключить поражение внутренних органов, но пока ничего страшного не нашли.

— Мне повезло, — повторил мистер Бэнкс. Он улыбнулся младшему сыну.

— Пап, я хочу рассказать тебе об одной фотографии, — внезапно сказал Грег. Он говорил очень быстро, а его голос дрожал от еле сдерживаемого волнения. — Я снял новую машину и…

— Машины больше нет, — прервала его миссис Бэнкс. Сидя на краю кресла, она крутила на пальце обручальное кольцо, как это бывало всегда, когда она нервничала. — Я рада, что вы, ребята, этого не видели. — У нее прервался голос. Немного помолчав, она добавила: — Чудо, что он не пострадал сильнее.

— Этот снимок… — снова начал Грег.

— Позже, — отрывисто сказала его мать. — Хорошо? — Она бросила на него многозначительный взгляд.

Грег почувствовал, как лицо заливает краска.

— Но ведь это очень важно, — обиделся он. Все равно они, скорее всего, не поверили бы ему. Да и кто поверит такой сумасшедшей истории?

— Мы купим новую машину? — спросил Терри.

Мистер Бэнкс осторожно кивнул:

— Сначала надо позвонить в страховую компанию.

— Я позвоню им, когда приеду домой, — пообещала миссис Бэнкс. — В отличие от тебя у меня развязаны руки.

Все нервно рассмеялись шутке.

— Мне что-то спать хочется, — сонным голосом сказал мистер Бэнкс. Он закрыл глаза.

— Это все обезболивающие, что тебе дали врачи. — Миссис Бэнкс наклонилась и похлопала мужа по плечу. — Поспи немного. Я вернусь через пару часов.

Она встала, все еще нервно крутя обручальное кольцо, и указала мальчикам головой на дверь.

— До свидания, пап, — хором сказали Терри и Грег.

Мистер Бэнкс пробормотал им «до свидания», и они последовали за матерью к двери.

— Что случилось? — спросил Терри, когда они прошли мимо поста медсестры и оказались в длинном бледно-желтом коридоре. — Я имею в виду, как он попал в аварию?

— Какой-то парень повернул на красный свет, — сказала миссис Бэнкс, — и врезался прямо в левый бок машины. Уверял, что у него отказали тормоза. — Она покачала головой. В уголках ее глаз набежали слезы. — Не знаю, — она глубоко вздохнула, — просто не знаю, что сказать. Слава Богу, что он остался жив.

Они свернули в зеленый коридор. Вдали, в холле, несколько человек ждали лифта.

И снова Грег подумал о фотографиях, сделанных той чудной камерой.

Сначала Майкл. Затем Терри. Цыпа. И его отец.

На всех фотографиях получилось что-то ужасное. Что-то, чего еще не было.

А потом все это произошло на самом деле.

Грег почувствовал сквозняк — это открылись двери лифта. Стоящие перед ним люди зашли внутрь и стали там плотной стеной.

«Что это за фотоаппарат? — гадал Грег. — Неужели камера показывает, будущее? Или она сама подстраивает все эти ужасные происшествия?»

16

— Да, я знаю, что с Цыпой все в порядке, — сказал Грег в телефонную трубку. — Я же видел его вчера. Ему крупно повезло, что нет ни сотрясения мозга, ни чего похуже.

На другом конце провода — в соседнем доме — Шери выразила согласие, а затем повторила свою просьбу.

— Нет, Шери. Я не хотел бы…

— Принеси, — потребовала Шери. — Это же мой день рождения.

— Я не хочу брать с собой фотоаппарат. Придумай что-нибудь получше, — сказал ей Грег.

Дело было на следующие выходные, в субботу днем. Грег уже стоял на пороге, собираясь на день рождения Шери, когда зазвонил телефон.

— Привет, Грег. Почему ты еще не у меня? — спросила Шери, когда он поднял трубку.

— Потому что я разговариваю с тобой по телефону, — сухо ответил Грег.

— Ладно, только захвати фотоаппарат. Грег не трогал его и не вынимал из тайника со дня несчастного случая с отцом.

— Я не хочу брать фотоаппарат, — настаивал он, несмотря на настойчивые уговоры Шери. — Разве ты не понимаешь? Я не хочу, чтобы кто-то пострадал.

— Да ладно тебе, Грег. — Она заговорила с ним, как с трехлетним ребенком. — Ты ведь шутишь? Неужели ты веришь в то, что фотоаппараты могут причинять вред людям?

Грег немного помолчал, собираясь с мыслями.

— Я не знаю, во что верить, — сказал он в конце концов. — Я только знаю, что сначала Майкл, затем Цыпа… — Грег сглотнул. — А вчера мне приснился сон.

— Что за сон? — нетерпеливо спросила Шери.

— Я снимал этим фотоаппаратом всех своих родных — маму, отца и Терри. Они устроили пикник на заднем дворе. Я поднял фотоаппарат к глазам и повторял снова и снова: «Улыбнитесь. Улыбнитесь». А когда я посмотрел в видоискатель, они все улыбались… но… на меня смотрели скелеты! У них исчезла кожа и… и…

Голос Грега затих.

— Что за глупый сон, — рассмеялась Шери.

— Поэтому я не хочу брать с собой камеру, — настаивал Грег. — Я думаю…

— Нет, принеси, — оборвала его Шери. — Это же не твоя личная вещь. Мы все были в доме Коффмана, и фотоаппарат наш общий. Принеси его!

— Но зачем, Шери?

— Да ради прикола. С этим фотоаппаратом получаются такие забавные снимки.

— Это уж точно, — пробормотал Грег.

— Нам больше нечего делать, — призналась

Шери. — Я хотела взять напрокат видео, но мама сказала, что лучше нам пойти на улицу. Она не хочет, чтобы в ее драгоценном доме царил беспорядок. Поэтому я подумала, что мы можем сфотографировать всех гостей этой чудной камерой и посмотреть, что из этого получится.

— Шери, я не…

— Принеси фотоаппарат! — приказала Шери и повесила трубку.

Несколько минут Грег стоял, уставившись на телефон. Он напряженно размышлял, соображая, что делать.

Затем повесил трубку и нехотя поднялся к себе в комнату.

Тяжело вздохнув, он вытащил камеру из тайника.

— Это же день рождения Шери, в конце концов, — сказал он громко.

У него дрожали руки, и Грег внезапно понял, что боится этой странной вещи.

«Я не должен был идти на поводу у Шери, — подумал он, чувствуя, как от страха сводит живот. — Я же знаю, что нельзя фотографировать этой камерой!»

17

— Как дела, Цыпа? — Грег пересек вымощенный камнем внутренний дворик и вышел на задний двор дома Шери.

— Чувствую себя отлично, — сказал Цыпа, обмениваясь с ним рукопожатием. — Правда, с тех пор как в меня врезался мяч, — продолжал он, хмурясь, — я начал… кудах-тах-тать! — Он растопырил руки и запрыгал по заднему двору, подражая курице.

— Эй, Цыпа, снеси яйцо! — закричал кто-то из ребят.

Все расхохотались.

— Цыпа снова за старое, — покачал головой Майкл. Он дружески хлопнул Грега по плечу. Майкл, чьи рыжие волосы были, как обычно, встрепаны, надел сегодня вытертые джинсы и цветастую гавайскую рубашку, которая была ему велика размера на три.

— Где ты нашел такое сокровище? — спросил Грег, придерживая Майкла на расстоянии вытянутой руки, чтобы полюбоваться его нарядом.

— В коробке из-под готового завтрака, — вмешался Цыпа, все еще хлопая руками как крыльями.

— Мне ее дала бабушка, — нахмурившись, сказал Майкл.

— Он ее сам сшил, — снова прервал его Цыпа. Одной шутки ему было явно недостаточно.

— Почему же ты ее надел? — спросил Грег. Майкл пожал плечами.

— Все остальные грязные.

Цыпа наклонился, подобрал с лужайки небольшой комочек грязи и раздавил его о спину Майкла.

— Теперь и эта грязная, — объявил он.

— Ты… — в шутливом негодовании завопил Майкл. Он схватил Цыпу и прижал его к живой изгороди.

— Принес?

Услышав за спиной знакомый голос, Грег обернулся. Шери решительным шагом направлялась к ним. На ней была огромного размера шелковая желтая кофта, которая колыхалась над черными леггинсами, темные волосы заплетены в косу.

— Принес? — нетерпеливо повторила она. На ее руке позвякивал серебряный браслет с маленькими висюльками — подарок на день рождения.

— Да. — Грег нехотя показал ей фотоаппарат.

— Отлично, — обрадовалась Шери.

— На самом деле я… — начал Грег.

— Так как это мой день рождения, то ты сначала снимешь меня, — прервала его Шери. — Прямо сейчас.

Она приняла замысловатую позу, опершись одной рукой на дерево, а другую заложив за голову.

Грег послушно поднял фотоаппарат.

— Может, не надо, Шери?

— Конечно, надо. А потом ты сделаешь общий снимок.

— Но на нем опять получится черте что, — запротестовал Грег.

— Знаю, — нетерпеливо отмахнулась Шери, не меняя позы. — В этом-то весь смех.

— Но, Шери…

— Майкла стошнило на рубашку, — сказал Цыпа кому-то из гостей, стоящих за живой изгородью.

— Это неправда! — возмущенно закричал Майкл.

— Ты хочешь сказать, что это получилось само собой? — хитро спросил Цыпа.

Грег услышал громкий смех — смеялись над Майклом.

— Так ты будешь меня фотографировать или нет? — прокричала Шери.

Грег навел на нее объектив и нажал кнопку спуска. Фотоаппарат зажужжал, из прорези вылезла фотография.

— Эй, а мы что здесь — единственные мальчишки? — спросил Майкл, пристраиваясь рядом с Шери.

— Ага. Только вы трое, — сказала Шери, — и девять моих подружек.

— Боже мой! — Майкл скорчил гримасу.

— Теперь сними Майкла, — скомандовала Шери.

— Ни за что! — Майкл, подняв руки, загородился ими от камеры и шагнул назад. — В прошлый раз, когда ты сделал мою фотографию, я упал с лестницы.

Отступая, Майкл врезался прямо в Нину Блейк — одну из подружек Шери. Она удивленно взвизгнула, а потом шутливо толкнула его, так что он невольно сделал еще несколько шагов.

— Майкл, прекрати. Это мой день рождения, — урезонила его Шери.

— А что мы собираемся делать? — спросила Нина.

— Мы сделаем фотографии всех гостей, а потом поиграем, — сказала Шери.

— Поиграем? — вмешался Цыпа. — Ты имеешь в виду что-то типа «бутылочки»?

Ребята засмеялись.

— Давайте в фанты! — предложила Нина.

— Фанты! Фанты! — закивали другие девочки.

— О нет, — тихо простонал Грег.

«Сплошные поцелуи и неуклюжие, смущающие всех шутки. Девять девчонок и всего трое ребят! Как Шери могла так поступить с нами?»

— Ну, так проявился снимок или нет? — Шери схватила его за руку. — Дай посмотреть.

Грега так расстроила перспектива играть в фанты, что он совершенно забыл о квадратике фотобумаги в руке. Он поднял его, чтобы все могли посмотреть.

— Где же я? — удивленно спросила Шери. — На что ты наводил? Ты меня не снял.

— А? — Грег уставился на снимок. Там было дерево, но ни малейших следов Шери. — Странно! Я навел фотоаппарат прямо на тебя, — запротестовал он.

— Тем не менее ты промахнулся. Меня нет на снимке, — недовольно сказала Шери.

— Но, Шери…

— Я же не невидимка, Грег. Я не вампир и вижу свое отражение в зеркале. И я обычно хорошо получаюсь на фото.

— Но… — Грег выпученными от удивления глазами пялился на снимок. — Тут есть дерево, на которое ты опиралась. Ствол отлично получился. А вот то место, где ты стояла.

— Но где же я сама? — потребовала ответа Шери. — Неважно. — Она выхватила у Грега снимок и швырнула его на траву. — Сделай другую фотографию, и побыстрее.

— Хорошо, только… — Грег не знал, что и думать. Почему Шери нет на фотографии? Он наклонился, подобрал тот первый снимок и положил его в карман.

— На этот раз подойди ближе, — приказала Шери.

Грег сделал несколько шагов вперед, тщательно навел фотоаппарат на Шери и нажал кнопку. Из щели вылез квадратик фотобумаги.

Шери подошла к Грегу и выдернула фотографию из фотоаппарата.

— Пусть только попробует не получиться. — Она внимательно следила, как проявляются контуры изображения.

— Если хочешь, чтобы я снял всех гостей, ищи другой фотоаппарат, — твердо сказал Грег.

— Эй… Не верю собственным глазам! — воскликнула Шери.

Ее опять не было на фотографии. Дерево получилось отлично. Но Шери рядом с ним не было!

— Ты прав. Эта тупая камера сломалась, — зло сказала Шери и отдала снимок Грегу. — Плевать. — Она повернулась к остальным гостям: — Эй, ребята, играем в фанты!

Раздались веселые возгласы и шутливые стоны. Шери повела гостей в небольшой лесочек позади дома.

— Здесь меньше народу, — объяснила она свои маневры.

Как раз неподалеку была небольшая полянка — отличное, не заметное постороннему взгляду место.

Как и предполагал Грег, игра принесла ему мало удовольствия. Среди мальчишек только Цыпа, казалось, веселился от души. «Ему вообще нравятся такие тупые занятия», — подумал Грег.

К счастью, через полчаса он услышал, как миссис Уолкер, мать Шери, зовет их пить чай с тортом.

— Какая жалость, — с насмешкой пробормотал Грег. — Как раз когда мы только-только разыгрались.

— Нам в любом случае надо уходить из леса, — с ухмылкой сказал Цыпа, — а то рубашка

Майкла всех зверей распугала.

Смеясь и обмениваясь впечатлениями об игре, ребята вернулись к дому. Во внутреннем дворе на маленьком круглом столике их ждал розово-белый праздничный торт с зажженными свечами.

— Я ужасная мать, — пошутила миссис Уолкер, — раз позволила вам одним гулять по лесу.

Девочки захихикали.

Миссис Уолкер взяла в руку нож, чтобы резать торт.

— А где же Шери? — удивленно спросила она.

Все переглянулись.

— Она была с нами в лесу, — сказала Нина, — всего минуту назад.

— Эй, Шери! — прокричал Цыпа, сложив руки рупором. — Земля вызывает Шери! Пора есть торт!

Молчание. Никаких следов Шери.

— Может быть, она вошла в дом? — предположил Грег.

Миссис Уолкер покачала головой:

— Нет. Она не проходила через внутренний дворик, иначе я бы ее увидела. Может быть, она осталась в лесу?

— Я проверю, — вызвался Цыпа.

Он добежал до границы леска и исчез за деревьями, не переставая звать Шери.

Несколько минут спустя он вновь появился и недоуменно пожал плечами.

Никаких следов Шери.

Они обыскали дом. Потом задний двор. Потом еще раз лесок.

Шери исчезла.

18

Грег сидел в тенечке, привалившись спиной к стволу дерева, и следил за одетыми в синее полицейскими. Фотоаппарат он положил на землю.

Полицейские пересекли задний двор и вошли в лес. Грег слышал их голоса, но не мог разобрать слов. Лица людей в форме были сосредоточенными и напряженными.

Прибыли еще полицейские, суровые и деловитые.

А потом еще.

Миссис Уолкер вызвала мужа, который в это время играл в гольф. Сейчас родители Шери сидели рядом на креслах в углу внутреннего дворика, изредка переговариваясь шепотом. Они держались за руки и выглядели бледными и встревоженными.

Все остальные разошлись по домам.

Во дворике все еще стояли накрытые праздничные столы. Свечи на торте догорели до основания и превратились в голубые и красные лужицы воска на розово-белой глазури. К торту так никто и не притронулся

— Никаких следов девочки, — сказал Уолкерам краснощекий полицейский с пшенично-белыми усами. Он снял фуражку, открыв короткие светлые волосы, и почесал в затылке.

— Может быть… ее похитили? — спросил мистер Уолкер.

— Никаких следов борьбы, — сказал полицейский. — Вообще никаких следов.

Миссис Уолкер тяжело вздохнула и опустила голову.

— Я ничего не понимаю. Последовала напряженная тишина.

— Мы продолжаем поиски, — ободряюще сказал полицейский. — Я уверен, мы найдем… что-нибудь.

Он повернулся и пошел в сторону леса.

— Привет. — Он остановился перед Грегом и посмотрел на него сверху вниз, словно впервые увидел его. — Ты все еще здесь, сынок? Другие гости ушли домой. — Пригладив волосы, он надел фуражку.

— Знаю, — серьезно сказал Грег. Он подобрал с земли фотоаппарат.

— Я офицер Риддик, — представился полицейский.

— Знаю, — тихо повторил Грег.

— Почему же ты не пошел домой, как все остальные, после того как мы поговорили с тобой? — спросил Риддик.

— Я просто сильно расстроен, — сказал Грег. — Я имею в виду, Шери — мой друг. — У него запершило в горле, которое сразу стало сухим. — Кроме того, я живу прямо здесь. — Он показал на соседний дом.

— Ну тогда ты можешь уходить, сынок. — Риддик, нахмурившись, повернулся к лесу. — Поиски могут занять много времени. Мы пока еще ничего не нашли.

— Знаю, — ответил Грег и провел рукой по фотоаппарату.

«Я также знаю, что причиной исчезновения Шери стала эта камера». Он был страшно напуган.

— Она только что была здесь, а через секунду растворилась в воздухе. — Полицейский заглянул в лицо Грега, словно хотел найти там ответ.

— Да, — согласился Грег. — Странно. «Это намного странней, чем можно себе

представить, — подумал он. — Фотоаппарат превратил Шери в невидимку. Сначала она исчезла на снимке. Затем исчезла и в реальной жизни. Виноват в этом фотоаппарат. Не знаю как, но он унес куда-то Шери».

— Ты хочешь мне что-то сказать? — Риддик положил правую руку на бедро, так что она оказалась прямо над потертой коричневой кобурой, где был пистолет. — Ты видел что-нибудь важное?

«Сказать? — гадал Грег. — Если я скажу о фотоаппарате, он спросит, где я его взял. Мне придется объяснять, что я забрал его в доме Коффмана, и нам попадет за то, что мы вломились туда. Но… разве это имеет значение? Пропала Шери. Исчезла. Растворилась. Ее жизнь намного важней!.. Скажу, — решил Грег.

Но тут же засомневался: — Если я скажу, он мне не поверит. Если я скажу, то это никак не поможет вернуть Шери».

— Ты выглядишь очень встревоженным. — Риддик присел рядом с Грегом. — Как тебя зовут?

— Грег. Грег Бэнкс.

— Так вот, ты чем-то взволнован, Грег Бэнкс, — тихо повторил полицейский. — Почему бы тебе не рассказать мне, что тебя тревожит? Поделись своими мыслями, и, думаю, тебе сразу станет легче.

Грег глубоко вздохнул и бросил взгляд на дом Шери. Миссис Уолкер плакала, закрыв лицо руками, а ее муж пытался ее успокоить.

— Ну… — начал Грег.

— Давай, сынок, — подбодрил его Риддик. — Ты знаешь, где Шери?

— Виноват фотоаппарат, — выпалил Грег. Внезапно он почувствовал, как бьется жилка на шее. Он еще раз вдохнул и продолжал: — Понимаете, эта камера очень странная.

— Что ты хочешь сказать? — тихо спросил Риддик.

Грег снова вздохнул.

— Я сделал снимок Шери. Когда только пришел. Я сделал два снимка. А она была невидимой. На обеих фотографиях. Понимаете?

Риддик моргнул.

— Нет, не понимаю.

— Шери была невидимой на снимке. Все остальное там было. Она исчезла, понимаете?

А потом она исчезла на самом деле… Фотоаппарат — он предсказывает будущее, я так думаю. Или предугадывает всякие плохие вещи. — Грег поднял фотоаппарат, собираясь отдать его полицейскому.

Но Риддик не сделал ни малейшей попытки взять его. Прищурившись, он внимательно разглядывал Грега. Его лицо казалось очень суровым.

Грегу внезапно стало страшно: «Почему он на меня так смотрит? Что он собирается делать?»

19

Грег по-прежнему держал фотоаппарат в вытянутой руке, протягивая его полицейскому.

Риддик быстро поднялся на ноги.

— Ты говоришь, фотоаппарат приносит несчастья? — Его глаза вперились в глаза Грега.

— Да, — подтвердил Грег. — Это не моя камера, понимаете? Каждый раз, когда я делаю снимок…

— Довольно, сынок. — Риддик наклонился и положил руку на плечо Грега. — Я думаю, ты очень расстроен, — тихо сказал он. — Не буду тебя винить. Это было тяжелое испытание.

— Но я говорю правду… — начал Грег.

— Я попрошу вон того офицера, — Риддик махнул рукой, — отвести тебя домой. И передать родителям, что тебе требуется хорошенько отдохнуть.

«Я так и знал, что он мне не поверит, — с досадой подумал Грег. — Как я мог быть таким глупцом? Теперь он считает меня чокнутым».

Риддик окликнул одного из полицейских.

— Не стоит беспокойства. Грег быстро поднялся на ноги. — Я сам преспокойно доберусь домой.

Риддик подозрительно оглядел его.

— Ты уверен?

— Ага. Я умею ходить.

— Если ты еще что-нибудь захочешь мне рассказать, — Риддик перевел взгляд на фотоаппарат, — просто позвони в участок. Договорились?

— Хорошо. — Грег медленно зашагал к своему дому.

— Не волнуйся, Грег. Мы сделаем все, что в наших силах! — крикнул ему вслед Риддик. — Забудь о фотоаппарате и немного поспи. Хорошо?

— Хорошо, — пробормотал Грег.

Он прошел мимо Уолкеров, которые все еще сидели во внутреннем дворике.

«Ну почему я был так глуп? — спрашивал он себя, шагая домой. — Почему я ждал, что полицейский поверит такой странной истории? Я даже сам в нее еще не до конца верю».

Несколько минут спустя он уже открывал дверь на кухню.

— Дома есть кто-нибудь? Молчание.

Грег прошел в холл.

— Эй, есть кто дома? Никого.

Терри на работе, а мама наверняка пошла опять в больницу навестить отца.

Грег чувствовал себя ужасно, и ему совсем не хотелось сидеть в одиночестве. Он хотел бы рассказать своим родным, что случилось с Шери. Ему просто надо было выговориться.

Держа в руке фотоаппарат, Грег поднялся по лестнице на второй этаж и прошел к себе в комнату.

Открыв дверь, он замер на пороге, моргнул, а затем вскрикнул от ужаса.

Книги валялись на полу. Постельное белье скомкано. Ящики стола выдвинуты, а их содержимое разбросано по всей комнате. Настольная лампа лежит на боку. Все вещи вытащены из шкафа и валяются где попало…

Кто-то был в его комнате, и этот кто-то перевернул здесь все вверх дном.

20

Кто это мог быть? Грег в ужасе осматривал свою комнату. Кто здесь похозяйничал?

Внезапно он догадался, кто это был. Этот человек искал фотоаппарат. Он хотел забрать его обратно. Паук. Вызывающий гадливость человек, который живет в доме Коффмана. Неужели он владелец этого фотоаппарата?

Паук следил за ним, прячась за трибунами на стадионе. Паук видел, что фотоаппарат у него, и знает, где он живет. Эта мысль была самой страшной. Паук знает, где он живет!

Грег отвернулся от царящего в комнате хаоса. Он прислонился к стене в коридоре и закрыл глаза. Он представил себе Паука — человека в черном, который быстро шагает на длинных ногах. Он представил его в своем доме. В своей комнате.

«Он был здесь, — подумал Грег. — Он копался в моих вещах. Он обыскивал мою спальню».

В голове Грега все смешалось. Ему одновременно хотелось и гневно кричать, и звать на помощь.

Но он был один. Его никто не услышит и не поможет.

Что делать, гадал он, стоя у двери и глядя на перевернутую вверх дном комнату. Что делать?

Немного подумав, он нашел ответ на этот вопрос.

21

— Эй, Цыпа, это я.

Грег держал трубку телефона в одной руке, а другой вытирал пот со лба. Он никогда в своей жизни не работал так много и так быстро, как в эти последние полчаса.

— Они нашли Шери? — нетерпеливо спросил Цыпа.

— Ничего не слышал об этом. Не думаю. — Грег придирчиво оглядел комнату. Почти как обычно.

Он разложил вещи по местам и все убрал. Родители никогда не догадаются, какой еще недавно здесь царил беспорядок.

— Послушай, Цып, я звоню по другому поводу, — быстро проговорил Грег. — Позвони Майклу, хорошо? Встретимся на стадионе. У бейсбольной площадки.

— Прямо сейчас? — непонимающе переспросил Цыпа.

— Да, — твердо сказал Грег. — Надо поговорить. Это очень важно.

— Уже время ужина, — запротестовал Цыпа. — Мои родители…

— Это крайне важно, — нетерпеливо повторил Грег. — Я должен увидеться с вами. Хорошо?

— Ну… может быть, выскочу на пару минут, — сказал Цыпа, понизив голос. Грег услышал, как он кричит матери: — Это никто, мам. Я ни с кем не говорю!

«Вот это ум, — с иронией подумал Грег. — Он еще худший лжец, чем я!»

— Я знаю, что говорю по телефону, — оправдывался перед матерью Цыпа. — Но это не абы кто, а Грег.

«Ну спасибо, друг», — подумал Грег.

— Я должен идти, — сказал ему Цыпа.

— Позвонишь Майклу, хорошо? — настаивал Грег.

— Хорошо. До встречи. — Цыпа повесил трубку.

Грег положил трубку на рычажки, затем прислушался, не идет ли мать. Внизу царила тишина. Миссис Бэнкс еще не вернулась домой. Она явно не слышала об исчезновении Шери. Грег знал, что они с отцом очень расстроятся.

Почти так же сильно, как он сам.

Размышляя о пропавшей Шери, он прошел к окну спальни и выглянул на улицу. Сейчас двор соседнего дома был пуст.

Полицейские ушли, а потрясенные родители Шери, должно быть, зашли внутрь.

В тени большого дерева сидела белка и отчаянно грызла желудь. Другой желудь лежал у ее лап.

Из окна Грегу был виден праздничный торт, сиротливо высившийся на маленьком столике. Рядом были разложены другие праздничные украшения.

День рождения для привидений.

Грег вздрогнул.

— Шери жива, — сказал он громко. — Они найдут ее. Она жива. Он знал, что ему делать. Отойдя от окна, Грег поспешил на встречу с друзьями.

22

— Ни за что! — с чувством сказал Цыпа. Он стоял, опираясь о скамью. — Ты что, с крыши свалился?

Держа фотоаппарат за ремень, Грег с надеждой повернулся к Майклу. Но тот быстро отвел взгляд в сторону.

— Я с Цыпой. — Он посмотрел на фотоаппарат.

Наступило время ужина, и стадион опустел. Только несколько малышей возились на другой стороне поля, а двое мальчиков катались по дорожкам на велосипедах.

— Я думал, что вы пойдете со мной, — разочарованно протянул Грег. Он даже притопнул ногой. — Я должен вернуть эту штуку. — Он поднял фотоаппарат. — Надо положить ее туда, откуда взяли.

— Ни за что, — повторил Цыпа, покачивая головой, — не вернусь в дом Коффмана. Одного раза мне хватит надолго.

— Трусишь? — гневно спросил Грег.

— Да, — согласился Цыпа.

— Ты не обязан возвращать фотоаппарат, — заспорил Майкл. Он взобрался по скамейкам на третий ряд трибун, затем вернулся вниз.

— Что ты имеешь в виду? — Грег еще раз поддал ногой траву.

— Брось его куда-нибудь. — Майкл сделал движение, будто швыряет что-то в воздух. — Выброси в мусорный бак.

— Ага. Или оставь прямо здесь, — предложил Цыпа. Он потянулся к фотоаппарату. — Отдай его мне. Я спрячу под скамейками.

— Ты не понимаешь. — Грег убрал камеру подальше от Цыпы. — Это мне не поможет.

— Почему же? — Цыпа еще раз потянулся за фотоаппаратом.

— Паук снова придет за ним, — с жаром сказал Грег. — Он вернется в мой дом и будет искать меня.

— А вдруг нас поймают, когда мы будем его возвращать? — спросил Майкл.

— Да. Что, если Паук в доме Коффмана и он нас поймает? — продолжил и Цыпа.

— Ты не понимаешь! — вскричал Грег. — Он знает, где я живу! Он был в моей комнате! Он хочет вернуть свой фотоаппарат и…

— Вот именно. Поэтому отдай его мне, — сказал Цыпа. — Не надо никуда возвращаться. Паук найдет фотоаппарат. Прямо здесь.

Он снова потянулся за камерой. Грег с силой сжал ремень, пытаясь удержать фотоаппарат в руке.

Но Цыпа уже дернул за объектив.

— Нет! — вскричал Грег, когда сработала вспышка и послышалось жужжание.

Из щели выскользнул белый квадрат.

— Нет! — вновь закричал Грег, с ужасом глядя на камеру. — Ты снял меня!

Дрожащими руками он вытянул снимок из фотоаппарата.

Что он увидит на нем через несколько секунд?

23

— Извини, — сказал Цыпа, — я не хотел… Прежде чем он закончил предложение его прервал хриплый голос из-за трибун:

— Что это вы тут делаете?

Грег удивленно поднял голову от снимку. Из тени на свет выступили два парня с суровыми лицами. Они не отрывали глаз от Фотоаппарата.

Он мгновенно узнал их — Джоуи Фер и Микей Вард — девятиклассники, которые вечно тусовались вдвоем и задирали ребят помладше.

Особенно они любили отбирать ребячьей велики, уезжать на них и ломать. В школе ходил слух, что Микей когда-то так сильно избил одного мальчика, что тот остался калекой на всю жизнь. Грег, правда, считал, что Микей сам выдумал эту историю и рассказывает ее всем кому не лень.

Оба парня были очень высокими для своего возраста. Оба ходили в двоечниках. И хоть они вечно воровали велосипеды и скейтборда5 и пугали маленьких детей, и дрались, их разу по-настоящему не наказывали за это.

Короткие светлые волосы Джоуи торчали ежиком, а в ухе поблескивала сережка. У Микея было круглое, покрытое прыщами лицо и сальные темные волосы до плеч. Он ковырял зубочисткой во рту. Оба парня носили черные кожаные куртки с заклепками и джинсы.

— Мне пора домой. — Цыпа поспешно то ли зашагал, то ли затанцевал прочь от трибун.

— И мне, — со страхом сказал Майкл. Грег засунул еще не проявившуюся фотографию в карман джинсов.

— Какая радость, что вы нашли мой фотоаппарат! — Джоуи выхватил камеру из рук Грега. Его маленькие серые глазки вперились в лицо Грега. — Вот спасибо, ребята.

— Верни фотоаппарат, Джоуи, — во вздохом сказал Грег.

— Ага. Не смей брать этот фотоаппарат. — На круглом лице Микея расплылась улыбка. — Он мой! — Микей вырвал фотоаппарат у Джоуи.

— Верни его, — сердито настаивал Грег, протягивая руку. Затем он смягчил тон: — Да ладно, ребята. Это чужая вещь.

— Разумеется, — ухмыляясь, согласился Микей. — Она моя!

— Я должен вернуть ее настоящему владельцу. — Грег пытался говорить спокойно и уверенно, но даже ему самому были слышны просительные нотки.

— Нет, не должен. Сейчас я владелец, — сказал Микей.

— Разве ты не знаешь о праве собственности на находку? — спросил Джоуи, зловеще надвигаясь на Грега. Он был почти на шесть дюймов выше Грега и намного сильней.

— Да пусть берет, — прошептал Майкл на ухо Грегу. — Ты же хотел избавиться от него — вот и избавляйся.

— Нет! — запротестовал Грег.

— У тебя какие-то проблемы, веснушчатая морда? — Джоуи оглядел Майкла с ног до головы.

— Никаких проблем, — быстро сказал Майкл.

— Сейчас вылетит птичка! — Микей направил фотоаппарат на Джоуи.

— Не делай этого! — Цыпа отчаянно замахал руками.

— Почему же? — поинтересовался Джоуи.

— От твоей рожи фотоаппарат заклинит, — смеясь, ответил Цыпа.

— Какой весельчак! — Джоуи злобно сощурил глазки. — Хочешь, чтобы я навеки припечатал тебе эту глупую улыбку? — Он замахнулся кулаком.

— Я этого малыша знаю. — Микей ткнул пальцем в Цыпу. — Считает себя клевым чуваком.

Оба парня угрожающе посмотрели на Цыпу. Цыпа шумно сглотнул и отступил назад, упершись спиной в трибуну.

— Нет, — тихо сказал он, — я не считаю себя клевым.

— Выглядит как то, во что я вляпался вчера, — презрительно сказал Джоуи.

Они с Микеем согнулись пополам от хохота.

— Послушайте, ребята. Мне нужно вернуть этот фотоаппарат. — Грег снова протянул к ним руку. — Кроме того, он сломан.

— Точно. Он сломан, — добавил Майкл, согласно кивая головой.

— Верим-верим, — насмешливо сказал Микей, — но проверим. — Он поднял фотоаппарат и навел его на Джоуи.

— Ребята, мне он очень нужен! — в отчаянии вскричал Грег.

Если они сделают снимок, то обнаружат секрет фотоаппарата. Они узнают, что на снимках изображено все то плохое, что произойдет в ближайшем будущем. Что фотоаппарат — порождение Зла и что, может быть, он сам и есть это Зло.

— Улыбочка! — скомандовал Микей.

— Да нажимай ты на эту глупую кнопку! — нетерпеливо рявкнул Джоуи.

«Я не могу допустить этого, — подумал Грег. — Я должен вернуть фотоаппарат в дом Коффмана и отдать его Пауку».

Он внезапно сорвался с места и вырвал фотоаппарат у Микея.

— Эй… — удивленно воскликнул Микей.

— Бежим! — крикнул Грег Цыпе и Майклу.

Друзья помчались по пустому стадиону.

Грегу казалось, что сердце вот-вот разорвется, но он бежал изо всех сил, сжимая в руке фотоаппарат. Его тенниски шлепали по сухой траве.

«Они нас поймают, — думал Грег. Хватая ртом воздух, он свернул к улице. — Они нас поймают и изобьют, а фотоаппарат возьмут себе. Мы погибли. Погибли…»

Грег и его друзья не оглядывались, пока не перебежали улицу. Там они остановились, чтобы перевести дух, и посмотрели назад… И облегченно вскрикнули.

Джоуи и Микей даже не тронулись с места. Они вовсе не гнались за ними. Они стояли, прислонившись к трибуне, и громко ржали.

— Увидимся позже! — крикнул им вслед Джоуи.

— Да, позже, — вторил ему Микей.

И они оба прыснули, словно сказали что-то очень смешное.

— Еле-еле ушли, — тяжело вздохнул Майкл.

— Эти ребята слов на ветер не бросают, — встревожился Цыпа. — Они нас поймают позже. Мы уже история.

— Они только выглядят крутыми, — настаивал Грег, — а на самом деле пустышки.

— Да? — вскричал Майкл. — Тогда почему мы так бежали?

— Потому что опаздываем на ужин, — пошутил Цыпа. — Ладно, до встречи, ребята. Можем опоздать, если не поторопимся.

— Но фотоаппарат… — запротестовал Грег.

— Сейчас слишком поздно. — Майкл нервно провел рукой по рыжим волосам.

— Точно. Успеем завтра или когда-нибудь потом, — согласился Цыпа.

— Значит, вы вернетесь со мной в дом Коффмана? — обрадовался Грег.

— Э… Я пошел, — сказал Цыпа, не отвечая на вопрос.

— И я, — быстро добавил Майкл, старательно избегая взгляда Грега.

Не сговариваясь, они повернули головы к стадиону. Джоуи и Микей куда-то исчезли. Возможно, отправились в поисках другой добычи.

— Позже. — Цыпа хлопнул Грега по плечу и пошел прочь.

Друзья разошлись по домам, каждый в свою сторону.

Грег уже добежал до своего двора прежде, чем вспомнил о фотографии в кармане джинсов.

Он остановился и достал ее.

Солнечные лучи ярко светили из-за гаража, так что ему пришлось поднести снимок ближе к лицу, чтобы получше разглядеть изображение.

— Нет! — закричал Грег. — Этого не может быть!

24

— Это невозможно! — Он не отрывал глаз от фотографии в дрожащих руках.

Откуда на снимке появилась Шери?

Снимок был сделан несколько минут назад перед трибунами на стадионе.

Но на фотографии рядом с ним стояла Шери.

Открыв от удивления рот, Грег таращился на цветной квадратик.

Шери вышла очень хорошо. Они стояли на стадионе — Грег видел на заднем плане бейсбольную площадку.

Они оба расширившимися глазами смотрели куда-то вверх перед собой. Рты полураскрыты, на лицах застыл ужас. Их накрывала чья-то тень.

— Шери? — Грег опустил фотографию и обвел глазами двор. — Ты здесь? Ты меня слышишь?

Он прислушался. Тишина.

Он попытался снова:

— Шери! Где ты?

— Грег! — окликнул его чей-то голос. Удивленно вскрикнув, Грег огляделся по сторонам.

— Грег! — повторил тот же самый голос. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы

сообразить, что его зовет стоящая в дверях мать.

— О! Привет, мам. — Чувствуя себя немного растерянным, он засунул снимок в карман.

— Где ты был? — спросила миссис Бэнкс. — Мне сказали о Шери. Я так расстроилась. И очень волновалась, потому что не знала, где ты.

— Извини, мам. — Грег поцеловал ее в щеку. — Я… я не догадался оставить записку.

Он вошел в дом, чувствуя себя очень странно: его одновременно терзали грусть, смущение и страх.

Двумя днями позже небо заволокли серые облака, а воздух стал горячим и плотным.

Грег вернулся домой после занятий, но не находил себе места и метался из угла в угол.

Дом был пуст. Терри ушел несколько часов назад на работу. Миссис Бэнкс отправилась в больницу забрать отца, которого наконец выписали домой.

Грег знал, что должен радоваться возвращению отца, но слишком много разных проблем тревожили его. И пугали. Однако Шери еще не нашли.

Полиция была в совершенной растерянности. По их последней версии, ее похитили с целью выкупа.

Отчаявшиеся родители не отходили от телефона. Но никто так и не позвонил, чтобы потребовать денег.

Никаких зацепок. Оставалось только ждать и надеяться.

Шли дни, и Грега все больше мучило чувство вины. Он знал, что Шери не похищали. Это тот фотоаппарат каким-то образом заставил ее исчезнуть!

Но он не мог никому рассказать об этом.

Стоит ему только открыть рот — и его сочтут сумасшедшим.

Ведь фотоаппараты не могут быть порождением дьявола.

Они не могут заставить людей падать с лестницы. Или попадать в аварии. Или исчезать.

Фотоаппараты фиксируют то, что находится перед ними.

Грег подошел к окну и, прижавшись лбом к стеклу, посмотрел на задний двор дома Шери.

— Шери, где ты? — Он не отводил глаз от дерева, около которого она позировала.

Фотоаппарат по-прежнему лежал в потайном ящике стола. Ни Цыпа, ни Майкл не соглашались помочь Грегу вернуть его в дом Коффмана.

Кроме того, Грег и сам решил оставить его у себя на тот случай, если понадобятся доказательства.

На тот случай, если он все же решится доверить свои страхи другому человеку. На тот случай…

Однако его до смерти пугала мысль, что Паук может вернуться к нему в дом за фотоаппаратом.

Как много причин для страха…

Грег оторвался от окна. Последние дни он слишком много времени проводил, наблюдая за домом Шери.

В голову ему лезли самые невероятные мысли.

Грег залез в потайной ящик и вытащил фотографии, которые он прятал там вместе с камерой.

Это были те самые снимки, которые он сделал в прошлую субботу на дне рождения Шери. Зажав в каждой руке по фотографии, он поднес их к глазам, надеясь увидеть что-то новое, чего не замечал раньше.

Но фотографии не менялись. На них, как и раньше, виднелось дерево и часть залитого солнцем газона. Никаких следов Шери. Словно объектив смотрел сквозь нее.

Грег горестно вздохнул.

Если бы он только не зашел в дом Коффмана.

Если бы он не воровал этот фотоаппарат.

Если бы он не делал снимков.

Если бы… если бы… если бы…

Прежде чем он понял, что делает, он начал рвать обе фотографии на мелкие кусочки.

Глубоко дыша, он отрывал полоски фотобумаги, и они падали на пол.

Когда от фотографий ничего не осталось, Грег лег ничком на кровать. Он слушал, как лихорадочно бьется сердце, а на него давила ужасная тяжесть страха и сомнений.

Два часа спустя зазвонил телефон.

Это была Шери.

25

— Шери, это вправду ты? — закричал в трубку Грег.

— Да, я. — Казалось, она удивлена не меньше его.

— Но как? Я имею в виду… — Грег так растерялся, что не знал, о чем спросить.

— Эта же мысль пришла и мне в голову, — сказала Шери. — Подожди. — Он услышал, как она отошла от телефона и заговорила с матерью: — Мам, прекрати плакать. Мам… это действительно я. Я дома.

Несколько секунд спустя Шери вновь взяла трубку.

— Я дома уже два часа, а мама все плачет и плачет.

— Я тоже готов расплакаться, — признался Грег. — Я… я просто не могу поверить этому! Шери, где ты была?

Шери немного помолчала.

— Я не знаю, — сказала она в конце концов.

— Что?!

— Это правда. Все так странно, Грег. Я была на своем дне рождения, мы играли в лесу. В следующее мгновение я вдруг оказалась перед домом, хотя на самом деле прошло два дня.

Я не помню, чтобы я куда-то уходила. Я вообще ничего не помню.

— Ты не помнишь, как ушла? И как вернулась?

— Нет. Ничего. — Голос Шери задрожал.

— Шери, те фотографии, которые я сделал, помнишь? Тем чудным фотоаппаратом? Ты получилась невидимой…

— А потом исчезла на самом деле, — закончила она его мысль.

— Шери, ты не думаешь…

— Не знаю, — быстро проговорила Шери. — Я должна идти. Полицейские хотят поговорить со мной. Они думают, что у меня амнезия или я потеряла сознание.

— Амнезия, — повторил совершенно сбитый с толку Грег. — Шери, надо поговорить. Этот фотоаппарат…

— Сейчас я не могу, — оборвала его Шери. — Может быть, завтра. Хорошо? — Крикнув маме, что она уже идет, Шери попрощалась с Грегом и положила трубку.

Грег так и остался сидеть на краю кровати, уставившись на телефон.

Шери вернулась.

Она вернулась два часа назад.

Два часа. Два часа. Два часа…

Он посмотрел на будильник рядом с телефоном.

Ровно два часа назад он разорвал фотографии с невидимой Шери.

В его голове бурлили дикие мысли, сумасшедшие предположения, странные вопросы.

Неужели он таким образом вернул Шери назад?

Означает ли это, что фотоаппарат действительно заставил ее исчезнуть? Что фотоаппарат стал причиной всех несчастий, случившихся с его друзьями.

Грег невидящими глазами смотрел на телефон. Он напряженно размышлял.

Другого пути нет — он должен поговорить с Шери, а потом вернуть фотоаппарат на место.

Они с Шери договорились встретиться на следующий день на стадионе.

Солнце стояло высоко в безоблачном небе. Восемь или девять ребятишек с шумом гоняли футбольный мяч на дальнем поле бейсбольной площадки.

— Ты выглядишь как обычно! — воскликнул Грег, когда к нему трусцой подбежала Шери. Он ущипнул ее за руку. — Это на самом деле ты.

Шери даже не улыбнулась.

— Я чувствую себя отлично. — Она потерла руку. — Просто немного запуталась и устала. Полицейские не отпускали меня несколько часов. А когда они наконец ушли, за дело взялись мои родители.

— Извини, — тихо сказал Грег глядя вниз на свои теннисные туфли.

— Мне кажется, родители считают, что я каким-то образом виновна в том, что исчезла, — сказала, покачивая головой, Шери.

— Виноват фотоаппарат, — пробормотал Грег. Он поднял глаза на Шери. — Он — порождение дьявола!

Шери пожала плечами.

— Я не знаю, что и думать.

Он показал ей снимок, на котором они оба, испуганные до смерти, стояли на стадионе. А на них надвигалась чья-то тень.

— Странно. — Шери внимательно изучила фотографию.

— Я хочу вернуть фотоаппарат в дом Коффмана, — твердо сказал Грег. — Можно сейчас зайти за ним ко мне домой. Пойдешь со мной?

Шери приоткрыла рот, чтобы ответить, и вдруг застыла.

На них надвигалась чья-то тень.

А потом они увидели одетого во все черное мужчину, который быстро перебирал длинными тонкими ногами.

Паук!

Испуганно вскрикнув, Грег схватил Шери за руку. От страха они не могли пошевелиться. Тень Паука накрыла их.

26

Внезапно Грегу показалось, что он это уже где-то видел. Опять фотография стала реальностью!

Черная фигура Паука приближалась к ним, словно черный тарантул. Грег сжал руку Шери.

— Бежим! — прокричал он каким-то чужим, пронзительным голосом.

Они, не сговариваясь, бросились наутек. Их кеды громко топали по земле. Пробежав по стадиону, они выскочили на улицу и, не сбавляя хода, помчались дальше по тротуару.

Обернувшись, Грег увидел, что расстояние между ними и Пауком быстро сокращается.

— Он нас догоняет! — крикнул он Шери — она бежала на несколько шагов впереди.

Паук, чье лицо было скрыто в тени черной бейсболки, двигался с удивительным проворством. Его длинные ноги, которые он высоко задирал, походили на лапки насекомого.

— Он нас сейчас поймает! — закричал Грег. Ему казалось, что у него вот-вот разорвутся легкие. — Он… слишком…. быстрый…

Паук отставал от них всего на несколько метров. Его тень рывками двигалась по траве. Сейчас он их схватит!

Внезапно загудела машина, и Грег от неожиданности закричал.

Они с Шери резко остановились. Снова гудок.

Повернув голову, Грег увидел небольшой автомобиль, в котором сидел молодой парень из дома напротив по имени Джерри Норман.

— Этот человек вас преследует? — возбужденно спросил Джерри. Не дожидаясь ответа, он подал машину назад. — Эй, мистер, я зову полицейских!

Паук промолчал. Он резко развернулся и побежал в обратную сторону.

— Предупреждаю… — крикнул ему вслед Джерри.

Но Паук уже исчез за высокой живой изгородью.

— Вы целы? — спросил сосед Грега.

— Да. Все хорошо, — удалось ответить Грегу. Он хватал ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание.

— С нами все в порядке. Спасибо, Джерри, — сказала Шери.

— Я видел, как этот парень крутится поблизости. — Джерри обернулся и через стекло посмотрел на изгородь, за которой скрылся Паук. — Никогда не думал, что он опасен. Может, вызвать полицию?

— Не стоит, — запротестовал Грег.

«Как только я верну фотоаппарат, Паук прекратит нас преследовать», — подумал он.

— Ну, будьте осторожней. Хорошо? — сказал Джерри. — Подвезти домой? — Он заглянул им в лицо, словно решая, стоит это делать или нет.

Грег и Шери одновременно покачали головами.

— Нет, — отказался Грег. — Спасибо. Джерри еще раз предупредил, чтобы они были поосторожней, и отъехал. Его машина, скрипя тормозами, свернула за угол.

— Нам крупно повезло. — Шери опасливо оглянулась. — Почему Паук погнался за нами?

— Он думал, что фотоаппарат у меня с собой, — объяснил Грег. — Встречаемся завтра. Перед домом Коффмана. Поможешь мне?

Шери молча смотрела на него. На ее лице явно читалось сомнение.

— Мы все в опасности, пока не вернем фотоаппарат, — сказал Грег.

— Хорошо, — согласилась Шери. — До завтра.

27

Какое-то существо с шумом пробиралось через заросли сорняков перед домом Коффмана.

— Кто это? — Шери говорила шепотом, хотя поблизости не было ни одной живой души. — Это животное слишком большое для белки.

Она спряталась за спину Грега, который в этот момент осматривал дом Коффмана.

— Может, енот? — предположил Грег. Он обеими руками с силой сжимал фотоаппарат.

Было около трех часов. По небу плыли темные грозовые облака. Они тянулись за дом, накрывая его мелькающими тенями.

— Идет гроза. — Шери ни на шаг не отходила от Грега. — Давай побыстрей закончим с этим делом и пойдем домой.

— Отличная мысль, — согласился Грег, поглядывая на темнеющее небо.

Вдалеке загрохотал гром. Старые деревья во дворе затряслись под порывами ветра.

— Мы не можем просто взять и зайти в дом. — Грег смотрел, как сгущаются тучи. — Прежде всего надо удостовериться, что там нет Паука.

Пробравшись через высокую траву и сорняки, они остановились у окна в гостиную и заглянули внутрь. Послышался новый раскат грома. Грегу показалось, что еще одно существо пробирается через траву.

— В комнате слишком темно. Я ничего не вижу, — пожаловалась Шери.

— Давай проверим подвал, — предложил Грег. — Именно там ошивается Паук.

Небо стало странного серо-зеленого цвета. Они обошли дом и, встав на колени, заглянули в подвальное окошко.

Сквозь покрытые пылью стекла виднелись самодельный стол, шкаф с открытыми дверцами, разбросанная по полу одежда и пустые упаковки из-под продуктов.

— Никаких следов Паука, — прошептал Грег. Он держал фотоаппарат так, словно тот мог убежать, если его отпустить. — Пошли.

— Ты… ты уверен? — промямлила Шери. Ей хотелось быть храброй. Но воспоминание, что она исчезла на два дня, будто растворилась в воздухе, и все это благодаря фотоаппарату, — это пугающее воспоминание терзало ее до сих пор.

«Майкл и Цыпа — трусы, — подумала она. — Но может быть, они, в конце концов, оказались самыми умными из всех».

Ей хотелось, чтобы все закончилось. И побыстрей.

Шери и Грег открыли входную дверью и вошли внутрь.

В холле они остановились и прислушались. И подпрыгнули от неожиданности, когда сзади раздался грохот.

28

Шери первая обрела дар речи.

— Да это просто дверь! — воскликнула она. — Ветер…

Порыв ветра захлопнул за ними дверь.

— Давай как можно скорей заканчивать с этим, — испуганно прошептал Грег.

— Нам вообще с самого начала не стоило идти сюда, — прошептала ему в ответ Шери.

Они на цыпочках по скрипучим половицам направились к лестнице в подвал.

— Поздно жалеть об этом, — резко сказал Грег.

Открыв дверь на лестницу, он на мгновение остановился.

— Что за дребезжащий звук наверху?

Шери побелела от страха. Она тоже слышала этот повторяющийся, почти ритмичный звон.

— Черепица? — предположил Грег.

— Да, — быстро согласилась она. — Черепица плохо закреплена.

Весь дом, казалось, застонал.

С улицы раздался раскат грома. Гроза приближалась.

Ступив на лестницу, Шери и Грег немного подождали, пока глаза привыкнут к темноте.

— Может, просто оставим фотоаппарат и убежим? — спросила Шери. Это была скорее мольба, чем вопрос.

— Нет. Я хочу положить его на место, — настаивал Грег.

— Грег… — Шери схватила его за рукав, не давая спуститься вниз.

— Нет! — Он вырвал руку. — Паук был в моей комнате, Шери! Он перевернул все вверх дном. Надо положить фотоаппарат в тайник, иначе Паук вернется за мной!

— Хорошо-хорошо. Давай только побыстрей.

В подвале было светлей, чем в коридоре, благодаря окошкам у потолка. Снаружи по стеклам бил ветер. Бледная вспышка молнии высветила колышущиеся тени на стене подвала. Старый дом застонал, словно испугавшись грозы.

— Что это? Шаги? — Шери замерла и прислушалась.

— Да нет, это доски пола потрескивают, — дрожащим голосом сказал Грег, который был напуган не меньше Шери. Он тоже остановился.

Бум. Бум. Бум.

Черепицы высоко над ними вновь завели свою монотонную песню.

— Где ты нашел этот фотоаппарат? — Шери шла за Грегом мимо огромной, затянутой паутиной печи.

— Здесь, — сказал Грег. Он подошел к верстаку и потянулся к тискам на краю. — Если повернуть рукоятку, откроется дверца потайного шкафчика. Там и лежал фотоаппарат…

Он повернул рукоятку тисков. И снова, как тогда, раскрылась дверца тайника.

— Отлично! — возбужденно прошептал Грег и ободряюще улыбнулся Шери. Он положил фотоаппарат на полку и закрыл дверцу. — Все.

Он чувствовал себя так, словно с плеч свалилась огромная тяжесть.

Дом стонал и трещал, но Грегу теперь было все равно.

Еще один ослепительный разряд молнии, словно вспышка фотоаппарата. И снова по стенам побежали тени.

— Пошли, — скомандовал Грег.

Но Шери, не дожидаясь его, уже повернула обратно к лестнице, осторожно пробираясь между картонными коробками на полу.

Они одолели почти половину ступеней — Грег на один шаг позади Шери, — когда внезапно из темноты на площадку лестницы ступил Паук. Он молча пялился на них, загородив выход.

29

Грег моргнул и замотал головой, словно таким образом мог избавиться от мрачно глазеющего на них человека в черном.

— Нет! — Шери пошатнулась и буквально упала на Грега.

Он потянулся рукой к перилам, позабыв, что они сломались в то их первое несчастливое посещение дома Коффмана. К счастью, Шери удержала равновесие и они не свалились.

Сверкнувшая молния залила ярким светом всю лестницу. Но неподвижная фигура Паука так и осталась в темноте.

— Дайте нам пройти! — с трудом удалось выговорить Грегу.

— Да. Мы вернули фотоаппарат! — Голос Шери звучал пронзительно и испуганно.

Паук не ответил. Вместо этого он шагнул вниз на одну ступеньку. Потом еще на одну.

Грег и Шери, пятясь, спустились вниз.

Деревянные ступени протестующе скрипели, но черная фигура неотвратимо следовала за ребятами. В тот момент, когда Паук ступил на пол подвала, громыхающий разряд молнии осветил все пространство голубым светом, и Грег с Шери впервые разглядели его лицо.

В этом коротком ослепительном проблеске они увидели, что Паук очень стар — старше, чем они думали. Его глаза были маленькими и круглыми, как черные дыры, а рот был сжат в прямую линию, придававшую Пауку зловещий вид.

— Мы вернули фотоаппарат. — Шери в страхе смотрела, как Паук подходит к ним. — Вы не могли бы отпустить нас? Пожалуйста.

— Я хочу посмотреть. — Голос Паука был все же не таким холодным, как его глаза. — Пошли.

Ребята помедлили, но у них не было выбора.

Паук провел их по захламленному полу к верстаку. Там он схватился своей огромной рукой за тиски и повернул рукоятку. Открылась дверца. Он вытащил фотоаппарат и поднес его к глазам, осматривая.

— Вы не должны были брать его, — сказал он тихо, поворачивая фотоаппарат в руках.

— Нам очень стыдно, — быстро сказала Шери.

— Мы можем идти? — Грег осторожно шагнул в сторону лестницы.

— Это необычный фотоаппарат, — сказал Паук, вперив в них свои маленькие глазки.

— Мы знаем, — выпалил Грег. — Снимки. Они…

Глаза Паука гневно расширились.

— Вы им фотографировали?!

— Всего несколько кадров. — Грег мысленно проклял свой длинный язык. — Но снимки так и не появились. Честно.

— Значит, вы знаете об этом фотоаппарате. — Паук быстро прошел на середину подвала.

«Кажется, он пытается загородить нам дорогу», — подумал Грег.

— Он сломан, — неуверенно сказал он.

— Нет, не сломан, — тихо возразил Паук. — В этом фотоаппарате воплотилось Зло. — Он махнул в сторону низкого стола. — Садитесь.

Шери и Грег обменялись взглядами. Затем нехотя сели на край стола. Они нервно оглядывались по сторонам, ища возможности убежать.

— Фотоаппарат — это Зло, — повторил Паук, стоя перед ними с камерой в руках. — Я-то уж знаю. Я помогал его делать.

— Вы изобретатель? — Грег краем глаза посмотрел на Шери, которая нервно теребила прядь волос.

— Я ученый, — ответил Паук. — Или, правильней сказать, я был ученым. Меня зовут Фредерике. Доктор Фритц Фредерике. — Он переложил фотоаппарат из одной руки в другую. — Эта камера создана моим коллегой по лаборатории. Он безмерно гордился своим детищем. Более того, оно могло бы принести ему целое состояние. Но этого не случилось. — Он смолк.

— Что произошло с тем человеком? Он умер? — спросила Шери.

Доктор Фредерике тихо засмеялся.

— Нет. Хуже. Я украл его изобретение: унес чертежи и сам фотоаппарат. Я был молод и жаден. Ужасно жаден. И я был готов украсть что угодно, лишь бы разбогатеть.

Он посмотрел на ребят, словно ожидая, чтобы они что-то сказали, выразили свое неодобрение, возможно. Но Шери и Грег промолчали, и доктор Фредерике продолжил рассказ.

— Мой партнер был неприятно поражен, когда обнаружил пропажу фотоаппарата. К несчастью, после этого неприятные сюрпризы ждали только меня одного. — На лице доктора Фредерикса мелькнула странная грустная улыбка. — Тот человек, видите ли, был еще большим злодеем, чем я.

Доктор Фредерике, прикрывшись рукой, несколько раз кашлянул. Встав, он начал расхаживать взад-вперед перед столом, на котором сидели Грег и Шери. Он говорил медленно и тихо, словно впервые за долгое время вспоминал эту историю.

— Мой партнер был настоящим дьяволом. Он практиковался в черной магии. Нет, правильней сказать, он уже был настоящим мастером этого дела. — Подняв фотоаппарат над головой, доктор Фредерике с силой потряс его. — Он наложил заклятье на фотоаппарат. Он не мог получить выгоду от него и сделал так, чтобы и мне ничего не досталось. Поэтому он наложил заклятье. — Доктор Фредерике перевел взгляд на Грега. — Ты знаешь, что некоторые примитивные племена боятся фотоаппаратов, потому что верят, что снимок забирает часть души человека. — Он похлопал по фотоаппарату. — Так вот, эта вещь на самом деле ворует души.

Грег вздрогнул.

Фотоаппарат «украл» Шери. Неужели он крал души у всех, кого снимал?

— На его счету немало человеческих жизней, — продолжал доктор Фредерике. — Это были близкие мне люди. Так я и узнал о проклятии, о дьявольской природе этой вещи. А потом я узнал кое-что не менее пугающее — этот фотоаппарат нельзя уничтожить.

Он прокашлялся и снова забегал из стороны в сторону.

— Поэтому я поклялся держать его существование в тайне. Прятать его от людей, чтобы он не мог творить свое черное дело. Из-за этого фотоаппарата я потерял работу и семью. Но я поклялся держать его там, где он не причинит вреда, и сдержал свою клятву.

Доктор Фредерике повернулся спиной к ребятам. Он стоял молча и о чем-то напряженно думал.

Грег быстро спрыгнул со стола и сделал знак Шери следовать за ним.

— Ну… хорошо, что мы его вернули, — протянул он. — Простите, что мы причинили вам так много беспокойства.

— Да, нам очень жаль, — вежливо повторила Шери. — Сейчас он в надежных руках.

— До свидания. — Грег начал бочком пробираться к лестнице. — Уже поздно и нам…

— Нет! — закричал доктор Фредерике и преградил им путь. — Боюсь, вы не можете уйти. Вы слишком много знаете.

30

— Я не могу отпустить вас. — Лицо доктора Фредерикса на мгновение осветил синеватый свет молнии. Он скрестил руки на груди.

— Мы никому не скажем. — В голосе Грега слышались молящие нотки. — Правда.

— Ваш секрет надежно спрятан, — настаивала Шери, со страхом глядя на старого ученого.

Доктор Фредерике зловеще посмотрел на них и промолчал.

— Вы можете доверять нам, — сказал дрожащим голосом Грег. Он бросил испуганный взгляд на Шери.

— Кроме того, — добавила Шери, — даже если мы кому-нибудь расскажем, нам никто не поверит.

— Довольно пустой болтовни! — рявкнул доктор Фредерике. — Она вам не поможет. Я слишком долго и тяжело страдал, храня в тайне существование фотоаппарата.

В подвальные окна ударил порыв ветра. Раздался низкий воющий звук. По стеклу потекли первые капли дождя. Видневшееся в окошках небо было по-ночному черным.

— Вы… не можете вечно держать нас в подвале! — вскричала Шери, не в силах скрыть страх.

По оконному стеклу забарабанил дождь.

Доктор Фредерике расправил плечи и, казалось, стал еще выше. Его маленькие глазки вперились в Шери.

— Я этого не хочу, — с некоторым сожалением прошептал он, — но у меня нет выбора.

Он шагнул к ним.

Грег и Шери обменялись испуганными взглядами. Оттуда, где они стояли — перед низким столом в середине подвала, — лестница казалась совершенно недоступной, будто она была за сотни миль от них.

— Что вы собираетесь делать? — Грегу пришлось перекрикивать сотрясавшие дом раскаты грома.

— Пожалуйста, — взмолилась Шери. — Не надо…

Доктор Фредерике с удивительной скоростью оказался прямо перед ними. В одной руке он по-прежнему сжимал фотоаппарат, а другой схватил Грега за плечо.

— Нет! — завизжал Грег. — Пусти меня!

— Пусти его! — вторила Шери. Внезапно она увидела, что у доктора Фредерикса заняты обе руки.

«Это наш единственный шанс», — подумала Шери.

Она сделала глубокий вдох и бросилась вперед.

Схватив обеими руками фотоаппарат, она рванула его на себя. Глаза доктора Фредерикса вылезли из орбит, он удивленно вскрикнул и, отпустив Грега, потянулся за камерой.

Прежде чем разъяренный доктор Фредерике сделал хотя бы шаг, Шери подняла фотоаппарат и направила на него объектив.

— Пожалуйста, не надо! Не нажимай на кнопку! — закричал старик.

Вращая глазами, он прыгнул вперед и схватил фотоаппарат за ремень.

Грег в ужасе смотрел, как Шери и доктор Фредерике стараются вырвать друг у друга фотоаппарат.

ВСПЫШКА!

Яркий всплеск света заставил их всех замереть.

Пользуясь заминкой, Шери выхватила фотоаппарат.

— Бежим! — закричала она.

31

Не разбирая дороги, Грег несся к лестнице. В его глазах подвал превратился в размытое пятно серо-черного цвета.

Они с Шери бежали бок о бок, перепрыгивая через консервные банки, пустые бутылки и картонные коробки.

По окнам стучал дождь. Под ударами ветра громко дребезжали стекла. Они мчались изо всех сил, подгоняемые дикими воплями доктора Фредерикса.

— А кого снял фотоаппарат, нас или его? — спросила на бегу Шери.

— Не знаю. Быстрей! — крикнул ей Грег. Старик завыл, как раненое животное, и его

крики перекрыли рев ветра и шум дождя.

Лестница была всего в десятке метров от них, но им потребовалась целая вечность, чтобы добраться до нее.

«Вечность», — думал Грег. Доктор Фредерике собирался навечно оставить их с Шери в подвале.

Ребята одновременно достигли темной лестницы. Оглушающий удар грома заставил их остановиться и оглянуться.

— Эй! — удивленно воскликнул Грег. Доктор Фредерике не стал преследовать их.

Прекратились и его ужасающие крики. В подвале царила тишина.

— В чем дело? — задыхаясь после бега, спросила Шери.

Грег вглядывался в темноту. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что черное пятно на полу перед верстаком — это доктор Фредерике.

— Что случилось? — закричала Шери. Она хватала ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание. Не выпуская фотоаппарат из рук, она удивленно смотрела на неподвижное тело старика, лежащего на спине.

— Не знаю, — беззвучным шепотом ответил Грег.

Он сделал несколько осторожных шагов в обратном направлении. Внезапно следовавшая по пятам Шери громко закричала — она увидела лицо доктора Фредерикса.

Глаза выпучены. Рот полуоткрыт. Лицо застыло.

Доктор Фредерике был мертв.

— Что… с ним? — выдавила Шери. Глубоко вздохнув, она заставила себя отвернуться от страшной фигуры на полу.

— Мне кажется, он умер от страха. — Грег, не осознавая того, с силой сжал ее плечо.

— От страха?

— Он лучше других знал силу этого фотоаппарата, — сказал Грег. — Когда ты сделала его снимок, он перепугался до смерти!

— Я всего лишь хотела отвлечь его, — запричитала Шери, — и дать нам возможность убежать.

Я не думала…

— Снимок, — оборвал ее Грег. — Давай посмотрим на снимок.

Шери подняла фотоаппарат. Снимок все еще торчал из щели. Грег дрожащими руками вытащил его и поднес повыше, чтобы они могли рассмотреть его.

— Ух ты, — тихо воскликнул он.

На фотографии доктор Фредерике лежал на полу. Его глаза были выпучены, рот открыт.

Страх доктора Фредерикса — тот страх, что убил его, — смотрел на них с искаженного гримасой лица на фотографии.

Фотоаппарат потребовал себе новую жертву. На этот раз навсегда.

— Что нам делать? — Шери не отрывала глаз от распростертого на полу тела.

— Во-первых, надо вернуть камеру на место. — Грег взял у Шери фотоаппарат и положил его обратно в шкафчик. Затем повернул рукоятку тисков, и дверца тайника закрылась.

Грег облегченно вздохнул. Как хорошо, что фотоаппарат опять спрятан от людей.

— Сейчас вернемся домой и позвоним в полицию, — сказал он.

 

Два дня спустя, прохладным погожим днем, четверо друзей подкатили на велосипедах к дому Коффмана. Ветер легонько качал окружавшие его старые деревья, и даже в ярком солнечном свете дом был погружен в густую тень.

— Значит, ты так и не рассказал полиции о фотоаппарате? — спросил Цыпа, глядя на темное пустое окно.

— Нет. Они бы мне не поверили, — сказал ему Грег. — Кроме того, фотоаппарат должен навсегда остаться в тайнике! Надеюсь, он больше никогда не попадет к людям.

— Мы сказали, что забежали в дом Коффмана, спасаясь от дождя, — добавила Шери. — А пережидая грозу, решили осмотреть дом. И обнаружили в подвале тело.

— Отчего же на самом деле умер Паук? — спросил Майкл.

— Полиция сказала, что от инфаркта, — сказал Грег. — Но мы-то знаем правду.

— Ух! Не могу поверить, что один старый фотоаппарат мог причинить столько зла, — заметил Цыпа.

— А я верю… — тихо сказал Грег.

— Пошли отсюда, — нетерпеливо оборвал его Майкл. Он опустил ногу на педаль и покатил вперед. — У меня от этого места мурашки по коже.

Остальные последовали его примеру. Они уже катили по другому кварталу, когда из задней двери дома Коффмана вынырнули две фигуры. Джоуи Феррис и Микей Вард прошли по заросшей сорняками лужайке к дороге.

— Эти придурки тупы до безобразия, — сказал Джоуи своему приятелю. — Они даже не заметили нас в тот день. Так и не поняли, что мы следили за ними через окошко подвала.

Микей расхохотался.

— Что взять с малышни?

— Не могут даже вещь толком спрятать. Вот идиоты! — Джоуи поднял фотоаппарат и осмотрел его.

— Сфотографируй меня, — потребовал Микей.

— Хорошо. — Джоуи поднес камеру к глазам. — Улыбочка!

Щелчок. Вспышка. Жужжащий звук.

Джоуи выдернул снимок из щели, и приятели с интересом склонились над ним, ожидая, когда он проявится.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

О проекте

Рекомендуем посетить:

© Все права защищены.


Ностальгия по 90-ым. Игрушки девяностых, клипы девяностых, заставки 90 х а так же статьи по теме девяностые.